Властелин колец: Братство кольца (The Lord of the Rings: The Fellowship of the Ring)

«в нашем мире действуют иные силы, кроме сил зла»: «Властелин колец: Братство кольца» Питера Джексона ● целый мир за пределами легенды: трилогия лишь вершина мифа, придуманного Толкином ●● Кольцо Всевластья: стремление к контролю над миром в конце концов обращается против себя ●●● неприметный народец: хоббиты – обычные обыватели? в чем их сила? ●●●● «… пусть глупость послужит нам щитом, укроющим от Врага»: Кольцо понесет слабейший и смиреннейший – безрассудство или истинное мужество? 

Властелин колец: Братство кольца, The Lord of the Rings: The Fellowship of the Ring, 2001, Питер Джексон, Peter Jackson, смысл фильма, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Властелин колец: Братство кольца, The Lord of the Rings: The Fellowship of the Ring, 2001, Питер Джексон, Peter Jackson, смысл фильма, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?  

Людмила: Толкин всю жизнь провел над созданием того, что он называл «Вторым миром», но «Властелин Колец» - история, которую мы так любим читать или смотреть, является лишь верхушкой айсберга. Нельзя сказать, что ему было легко писать эту книгу, но авторы, которые изучают черновики Толкина говорят, что он писал ее вслепую, то есть без каких-либо записочек, без плана, без конспекта; просто сама история свободно из него исходила.
Алексей: Он позволил героям жить и развиваться.
Людмила: Он продумал всю мифологию того мира, в котором будет происходить история «Властелина колец», написав «Сильмариллион» и долгие годы придумывал язык, географию, историю того тысячелетнего мира, в котором и происходит сюжет «Властелина колец». Поэтому к моменту написания самой книги, все уже было придумано, чтобы эта история родилась. Если говорить о литературной основе романа, то все исследователи творчества Толкина подчеркивают двойственность его природы: с одной стороны, - это волшебная детская сказка, с противостоянием добра и зла, а с другой стороны — это эпическая сага; ярче всего это видно в «Хоббите», которого мы еще обсудим, но во «Властелине колец» это есть. То мы, словно дети, читаем волшебную сказку, то в этой сказке начинают происходить очень серьезные эпические, поэтические моменты, что гораздо шире, чем детская сказка. Эту двойственность, этот постоянный переход туда-сюда; то в сказку, то в героический, широкий и масштабный эпос и должен был отразить Питер Джексон: не просто перевести на экран тысячу персонажей, не просто сделать их осязаемыми и не мультяшными, потому что в книге Толкина и зло и добро не мультяшные и не плоские, не такие как в детских сказках. В детских сказках они тоже не плоские, но более сглаженные, более понятное или контурное.
Алексей: Скажем так, в современных детских сказках, зло менее злое.
Людмила: Итак оставаясь детской сказкой, но являясь, чем-то большим..
Алексей: .. более трагичным..
Людмила: Да, эту двойственность и нужно было перенести в фильм. Питер Джексон вместе со своей женой, которая является сценаристом его фильмов, долго работали над сценарием и первая компания, которая с большим энтузиазмом взялась все это воплощать попросила их уместить сценарий в один фильм. Но Питер Джексон честно сказал, что не сможет до такой степени уменьшить эту масштабную историю, это будет преступлением перед романом Толкина. В этот напряженный для Питера Джексона и всей группы, которая тогда работала над историей, момент появляется «Нью лайн синема» - компания, которую возглавляет очень эксцентричный директор, с совершенно непредсказуемыми решениями. Было непонятно какую он выберет позицию, очевидно, что нужно потратить очень большое количество ресурсов и денег, а результат спорный: с одной стороны, существует большая армия фанатов, но с другой, эта армия фанатов литературного материала, поэтому риск остается.
Алексей: Большой риск!
Людмила: Большой риск, потому что эти люди скажут — тьфу, все не так! Толкина предали!
Алексей: Точно скажут, причем в любом раскладе.
Людмила:

И вот, директор кинокомпании просматривает материалы, которые были приготовлены, и говорит, обращаясь к Питеру Джексону — Кто, в здравом уме будет снимать две истории? А это обязательное условие Джексона. Директор говорит — полный бред, делать две истории. Нужны три!

Конечно, это правильное решение, потому что будет соблюдена логика Толкина: «Братство кольца», «Две башни» и «Возвращение Короля». Все встало на свои места, сценарий пришлось переписать и перейти к съемкам.

Алексей: Мне в таких случаях всегда интересно, кусают ли себе локти те, кто не стал снимать? Любопытно.
Людмила: Не знаю, но в данном случае выиграли те, кто рискнул. Снимали все три части одновременно, это уже далеко не секрет.
Алексей: Да, четыре года все участники съемочного процесса прожили в Новой Зеландии безвылазно, для них это была целая эпоха. Ну, представьте, четыре года, за это время семьи создались и много другое. Это как огромный период в совместном плавании. На мой взгляд, Джексон очень талантливо реализовал этот проект, видно, что люди жили этим, что они вложили свои душевные переживания в этот фильм.
Людмила: Без книги никуда. Книги лежали повсюду на съемочной площадке, конечно читали их не все; нельзя сказать, что на съемках собрался фан-клуб Толкина и с трепетом читают книгу. Большинство из фанатов те, кто за кадром, те, кто снимали, делали монтаж, костюмы и так далее. Они, действительно, любят Толкина. А из актеров, самый большой фанат, который даже лично общался с Толкиным — это Кристофер Ли, он играет Саурона хотя, конечно же очень хотел играть Гэндальфа.
Алексей: Эх, не удалось!
Людмила: Такой зловещий, Кристофер Ли, понял, что у него не получается с Гэндальфом и с большим удовольствием сыграл Саурона. Он очень много консультировал и режиссера и всех, кто занимался съемочным процессом, потому что является большим знатоком Толкина, более того, сам Толкин благословил его на роль Гэндальфа. Но поскольку, все-таки, Питер Джексон заправлял видением, он дал ему роль Саурона, с которой тот очень хорошо справился.
Алексей: Если быть честным фанатом книги, нужно сказать, что атмосфера книги в некотором смысле отличается. На мой вкус. Понятно, что перенести книгу в фильм невозможно, этого даже ожидать глупо. Я убежден в том, что Джексону удалось отобразить идею книги кинематографическими способами, превращение текста в визуальный ряд сделан потрясающе.
Людмила:

Если говорить о фанатах книги, расскажу такой эпизод: снималась сцена, где Фродо выздоравливает от удара мордорским клинком в Ривенделле; несколько дней он пролежал в забытьи, и вот, теперь выздоравливает; к нему подбегает Сэм. Тут один из знатоков книги Кристофер Ли или кто-то еще говорит, - В книге написано, что Сэм берет Фродо за руку, надо делать как написано, фанаты будут ждать этого момента, возьми его за руку! Это будет хороший знак для тех, кто досконально знает книгу.

Актер, играющий Сэма так и сделал. Такая внимательность актеров к тексту достойна восхищения!

Алексей: Итак, поговорим о «Братстве кольца» - первой части трилогии, хотя полностью изолировать части друг от друга нельзя. Конечно же, особые преимущества от фильма получают те, кто читал книгу, потому что, когда знаешь текст и смотришь как это обыграно, такое сочетание дает особую уверенность и удовольствие при просмотре. В «Братстве кольца» происходит фундаментальная завязка всего сюжета, Фродо отправляется в путешествие, чтобы уничтожить зловещее кольцо.
Людмила: Я думаю, нужно подробнее поговорить о самом кольце, о том, что видел за этим Толкин. Если судить по фильму, чем для тебя является кольцо?
Алексей: Ты имеешь ввиду какой смысл стоит за этим символом? Для меня кольцо — это стремление человека к власти, если говорить совсем по-простому, это стремление, чтобы весь мир плясал под его дудку. Для понимания Толкина и Льюиса, нужно помнить, что они писали уже после Ницше, с его призывом использовать побольше воображения, которому они активно последовали. Ницше говорил, что на людей больше влияют не сухие факты, а истории, которые мы им рассказываем и эта идея была активно подхвачена Инклингами, Льюисом и Толкиным. С другой стороны, в их произведениях очевидна полемика с идеей супергероя или сверхчеловека, которая была как в нацистской Германии, так и в сталинском Советском Союзе. Фраза Ницше о воле к власти, о том, что нужно стремиться к доминированию, является той идеей, с которой ярко полемизирует Толкин через образ кольца всевластия, идеей, которая, безусловно, разрушает любого, кто к этому кольцу стремится или им обладает.
Людмила: Из писем Толкина видно, что власть эта техническая, и в фильме это хорошо показано, Изенгард сарумановский, где он армию себе кует, это царство машин, кругом железо, наковальни, механизмы, вырубленные деревья. Толкин не был суперэкологом, он иллюстрировал жажду власти как некий механизм, который обязательно кого-то поработит; природу или людей, сделает кого-то ресурсом. Такая дьявольская машинерия!
Алексей: Постоянное стремление всем обладать, все контролировать, в том числе и технологическими способами. Как я уже говорил, важно помнить, что Толкин писал в эпоху возникновения страшнейших тоталитарных режимов нового времени; нацистской Германии и сталинского Советского Союза.
Людмила: С другой стороны, он был против аллегорий, против того, чтобы в Мордере видели Гитлера.
Алексей: Нет-нет, вопрос не в том, что он напрямую иллюстрировал что-то в политике, здесь полемика с самим духом, с определенным импульсом, который царит в воздухе и умах. Понятно, что импульс этот не уникален для ХХ века, он универсален для природы человека. Толкин, будучи глубоко верующим человеком, апеллирует к более фундаментальным основам христианской традиции.
Людмила: Саурон, поставив все на кольцо, и заключив в нем свое могущество, в данном случае, проигрывает. Сосредоточив все в одном, пусть даже в самом сильном артефакте, он, естественно, проигрывает, потому что становится уязвимым, потому что вся его сила там. Призраки Назгулы, воля которых порабощена, с одной стороны, имеют преимущество - если у них нет свободы, то они полностью преданы своему властелину, но, с другой стороны, эта внутренняя пустота их сковывает. То есть их сила бездушна, пусть они и бесстрашны и мощны, но они не свободны. Героев «Братства» мы всегда видим думающими, сомневающимися, выбирающими, они могут сделать ошибочный выбор, они не застрахованы от ошибки, в отличие от назгулов, которые видят цели и идут, у них есть задание, им неведом страх и неведомо сомнения. Казалось бы в этом их сила, но на самом деле, выигрывает слабейший, тот кто сомневается, кто не до конца уверен в том, что сможет довести дело до конца. Их свобода, их живость, их человечность и делают их героями. «Братство кольца» иллюстрирует принцип, что можно быть храбрым не имея мужества, не будучи героем с большой буквы. 
Алексей:  Супергероем без страха и сомнения. Особенно это справедливо для хоббитов; в первой части наиболее красочно представлена жизнь хоббитов в мирное время. Одна из интереснейших сторон Толкина, то, за что я его глубоко люблю — он делает героями хоббитов. Хоббиты — презабавнейшие существа, само их название происходит от двух английских слов «rabbit» и «human», то есть это смесь кролика и человека, «крольчек» это простые и жизнерадостные существа; там есть подробное описание их быта и того, что они любят или не любят. Например, некоторые считают, что хоббиты по-настоящему любят только есть. Конечно же это клевета, они еще увлекаются элем и другими радостями жизни; больше всего они ценят мир, покой и возделанное поле, то что растет и цветет. Это мирные существа, для них клубничка в огороде, морковка да свёколка гораздо важнее, чем мировые катаклизмы. Обычно вся европейская и особенно русская традиция всячески бичует таких людей, это называется страшным словом «мещанство», те, которые украшают свои дома салфеточками и статуэтками, у них нет вкуса. Они думают о том, чтобы поесть и не думают о возвышенных вещах, о том, чтобы переделать весь мир, к примеру, или о том, чтобы создать гениальное музыкальное произведение, нет, для этого они мелковаты, о них принято говорить с презрением. Толкин, его друг Льюис, Честертон и я могу назвать еще одну фигуру ХХ века, которая присоединяется к этому скромному хору голосов, это известный лютеранский пастор, казненный нацистами Дитрих Бонхёффер, всех их объединяет одна вещь, которая мне глубоко симпатична — это оправдание этих самых мещан, людей со скромными притязаниями. Толкин делает это в художественной форме, Бонхёффер в своих письмах из тюрьмы пишет свои размышления на эту тему, все эти деятели считают, что простые, скромные люди, любящие свой дом, детей, не пытающиеся переделать под себя весь мир, именно они способны противостоять злу. Они становятся основой и опорой борьбы против назгулов, против тоталитарной тьмы, которая пытается всех поработить и все контролировать. 
Людмила:  Мне кажется, что ключом к «Братству кольца» являются два эпизода: когда Фродо решается нести кольцо, это очень здорово сделано, потому что в книге этому решению посвящено отведено много времени, как все они решают, спорят. Здесь талантливо уместили все это маленькую сцену, он видит словно видение, как те люди, на которых он надеялся, которые взрослее, мудрее него, они в пламени отражающегося кольца ругаются и не могут. 
Алексей:  Что получается? Ведь там собирается элита того мира, хотя это не аллегории у Толкина, но за этим стоят какие-то образы, связанные с нашей повседневной жизнью. Самые могучие рыцари, витязи, которые живут по сто лет и для которых благородство — это уже не выбор, они даже едят благородно; все их решения связаны с честью и достоинством, но они оказываются не способными нести кольцо. Почему? Потому что их стремление к чести, к доблести приведет их на тропу войны; всевластие увлечет их, они не смогут противостоять этому, не найдут в себе силы. Слишком высоко они ценят свои доблести. 
Людмила: Эти доблести пройдут в течении фильма свою проверку, каждый сильный персонаж будет испытан; и маги, и королева эльфов и так далее..
Алексей: Мудрый Гэндальф тоже отказывается нести кольцо, он понимает, что он захочет обрести власть, вначале использовать ее для добра, а потом это поработит его самого. Королеве Эльфов, Галадриэль тоже приходится делать выбор, она признается, что ее влечет это кольцо, ей тоже хочется стать Госпожой, и поначалу ей кажется, что она сможет стать очень хорошей госпожой, которую будут все любить и боятся, но она отклоняет искушение. И только маленькие хоббиты способны донести кольцо. Почему? Потому что именно в них есть очень глубокий иммунитет к переделыванию мира под себя, в них нет великого полета мысли, за что их постоянно ругают, но именно это делает их сильными. Я не хочу уходить в крупные социальные обобщения, но по-крайней мере в истории нашей страны, уж извините за такие крупные мазки, нам не хватало правильной оценки таких вот простых вещей. Почему до сих пор у нас на Новый год показывают «Иронию судьбы»? Потому что это фильм про маленьких людей, про их радости, они живые и приятные. На фоне героев, отлитых из стали и гранита, с квадратными подбородками, эти простые люди обладают особым иммунитетом к тому, чтобы становится рабами кольца.
Людмила: Хочу затронуть еще один ключевой эпизод, как в Мории, в царстве гномов под землей, Фродо говорит Гэндальфу — Я хотел бы, чтобы не было этого кольца и мне не нужно было его нести. Гэндальф отвечает — К счастью, не нам решать кому что делать, что должно происходить, а чему лучше не бывать. Наша задача правильно использовать отведенное нам время. То, что Бильбо нашел кольцо и ему суждено было попасть в твои руки, говорит о том, что в мире существуют иные силы, кроме сил зла. Гэндальф признает, что доверить такому маленькому человечку, как хоббит проникнуть в самое логово врага - это безумная идея, и не он один это понимает; Боромир, понимая что маленький хоббит должен будет противостоять огромному злу, в припадке безумия хотел отобрать кольцо у Фродо, и даже убить Фродо. Но именно на эту безумную идею и сделана ставка, Гэндальф это понимает, он говорит, что враг слишком увлечен своими большими мыслями, у него все масштабнее, он и не заметит..
Алексей: Любителей огородов.
Людмила: Да, безумная идея станет их защитой, потому что враг будет ожидать, что кто-то из благородных, соответствующих его статусу личностей, встанет на сторону добра.
Алексей: И это, безусловно, глубоко христианская мысль о смирении, о любви к тому, что у тебя уже есть. Может быть это звучит наивно, но для меня хоббитанство — это определенная программа — любить маленькие вещи, свою семью, своих друзей; в этом ключ к пониманию таких высоких концепций как патриотизм. Человек, научившийся любить то, что маленькое, незначительное; то, что рядом, то, что его окружает оказывается устойчив к разрушительной жажде всевластия.

 

 

 

 

 

 

the lord of the rings the two towers Властелин колец: Две крепости (The Lord of the Rings: The Two Towers) 

Властелин колец, Возвращение Короля, The Lord of the Rings, The The Return of the King Властелин колец: Возвращение Короля (The Lord of the Rings: The The Return of the King)

 

Хоббит: Нежданное путешествие, The Hobbit: An Unexpected Journey Хоббит: Нежданное путешествие (The Hobbit: An Unexpected Journey)

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

   

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Прибытие (Arrival) режиссер Дени Вильнёв
Несколько женщин (Certain Women) режиссер Келли Райхардт
Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Путешествие времени (Voyage of Time: Life's Journey) режиссер Терренс Малик
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Манчестер у моря (Manchester by the Sea) режиссер Кеннет Лонерган
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино