Серафина из Санлиса (Séraphine) Мартен Прово

Одаренность - это болезнь или способ спастись от болезни? На грани этих понятий лежит тайна красочных и волшебных полотен. Наукой до сих пор не установлено - закономерность или случай -  переводят художника из безвестности в славу, в этом переходе внутри художника происходит невидимый поначалу выбор, словно камень гласящий: налево пойдешь - смерть найдешь, направо пойдешь - жизнь обретешь. Кажется, что выбор этот неуловим, но если присмотреться...

Серафина из Санлиса, Séraphine, Seraphine, Иоланда Моро, Yolande Moreau, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, рецензия Серафина из Санлиса, Séraphine, Seraphine, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, рецензия Серафина из Санлиса, Séraphine, Seraphine, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, рецензия 

 

 

Людмила: Весь этот месяц посвящен людям, которых мы назвали «неуместные гении», люди, которые не вписывались в свое окружение или время, но обладали одаренностью. В этой серии мы уже вспоминали о музыканте Иэне Кертисе, математике Джони Нэше, комике Энди Кауфмане, сегодня мы поговорим о художнице-примитивистке Серафине. Фильм назван «Серафина из Санлиса», он получил семь премий «Сезар», это эквивалент премии «Оскар», за лучшую режиссуру, за музыку, как лучший фильм и так далее, также главная героиня получила приз за лучшую женскую роль.
Алексей: Скажу сразу я этот фильм я уступил под жестоким давлением Люды, потому что она сказала, что в этой нашей серии «Неуместные гении» обязательно должна присутствовать женщина и я решил, что справедливо в век политкорректности и феминизма поговорить о женщине.
Людмила: Серафина — это некрасивая, неуклюжая, не совсем умственно здоровая и довольно бесцеремонная женщина, которой однажды ангелы, как она это поняла, сказали — рисуй! А она деревенская юродивая, которая берется за гроши выполнять грязную работу: постирать, приготовить, убрать дом, но сама довольно страшноватая и неряшливая женщина.
Алексей: Это Франция 20-ых годов, первый раз мы с ней знакомимся в период Первой Мировой войны, а потом через несколько лет, в году 27-ом.
Людмила: Она рисует в своей каморке, причем краски берет из подручных средств, из сажи, из тины, и крови животных, если кому-то мясо готовит. Хочу напомнить, что история эта о реально существовавшей художнице и до сих пор бьются над ее холстами, пытаясь понять из чего сделаны краски. Тина и бычья кровь возможно находка сценариста, потому что никто не знает из чего она делала краски.
Алексей: Рисует она на дощечках, которые можно где-нибудь найти, и на разделочных досках также, она нигде не училась, никакого художественного образования, да и любого другого у нее не было.
Людмила: Да, она очень простая женщина, прежде, чем ею очароваться мы видим ее как бы глазами окружающих людей: монашки спрашивают ее — Серафина, как у тебя с головой, не наладилось? Мы видим ее глазами людей, у которых она убирает в доме, первые полчаса мы видим не ее дар, а ее повседневную жизнь, как прачку, уборщицу, стряпуху. Сам режиссер Мартен Прово говорит, что почувствовал, что фильм должен быть суровым, строгим, немного отстраненным, какой была и эта художница. Он не пытался нас разжалобить, окунуть в судьбу одаренной женщины, непризнанной никем, нет, мы видим обычную деревенскую работницу, и даже где-то на грани с отвращением наблюдаем за ее жизнью.
Алексей: Если говорить, русскими идиомами — деревенская дурочка, хорошо знакомый типаж и из жизни, из фильмов и из классической литературы; грубая простая жизнь; иногда она выпивает. И однажды, когда она обстирывает галериста, он случайно видит ее рисунки и понимает, что это настоящий талант.
Людмила: Это тоже историческая личность Вильгейм Уде, первооткрыватель Пикассо, он, действительно открыл Серафину. Это была волна среди людей искусства того времени, когда всем надоела портретная и любая другая просчитанная живопись, был поиск нового: Гоген, к примеру уехал к аборигенам; некоторые галеристы стали присматриваться к рисункам умалишенных, к детским работам. В то время было очень много таких выставок, где все эти работы в новых стилях выставлялись вместе.
Алексей: Крайний случай — это картина, нарисованная слонами.
Людмила: Не было такой картины! Примитивизм — это стиль, когда художник работает инстинктивно, не связанно ни с какой школой в искусстве, работает по наитию.
Алексей: Выглядит это как рисунки подвыросших детей, те, кто не имеет никакого образования, в фильме галерист говорит, что у Серафины нет образования и это ее плюс, то есть она мыслит не шаблонно, рисует исходя из своего внутреннего взгляда, своего представления о красоте.
Людмила: Сам Вильгельм Уде сбежал с эту глушь, где он нашел Серафину, тоже не от хорошей жизни: во-первых, ему надоела салонность искусства, а во-вторых он был вынужден скрывать свою нетрадиционную сексуальную ориентацию.
Алексей: Для меня главная тема фильма — это дар и признание. Тема, которую и сейчас очень часто смакуют; непризнанный художник, живущий в суровой окружающей среде; нужно ли художнику признание; что оно делает с художником или, наоборот, он должен жить вопреки признания — все эти вариации многократно обыграны в современных и фильмах, и песнях. Есть, к примеру, известное произведение «Алхимик» Паоло Коэльо, главная тема которого — следуй своему предназначению и тогда все будет на твоей стороне. Я скажу, что в нашем с тобой окружении очень много людей, которые хотят писать сценарии, картины, музыку, книги, фотографировать, творчески самовыражаться, конечно, все они ставят перед собой этот вопрос о признании. Так как все мы себя без ложной скромности считаем где-то гениальными, то неясно, почему же мы все еще не признаны.
Людмила: С другой стороны, она-то вроде не хотела признания, она рисовала для ангелов, как она неоднократно повторяет. В конце фильма, когда у нее началась уже клиническая стадия, перед тем как ее положили в больницу, она была уверена, что ангелы ее заберут. Зачем она свадебное платье надевает, я так и не поняла.
Алексей:  Чтобы быть «невестой Христовой», это такой мистический образ. Да, если возвращаться к фильму, первое что меня поражает и очень выгодно отличает ее от многих из нас, жаждущих славы и признания сегодня, это ее трудолюбие. Она рисует свои картины в свободное от уборки время.
Людмила: Она иногда падает на них в изнеможении.
Алексей: Да, ее основное занятие — грубая физическая работа, она возит мусор, стирает, моет пол и вот этими натруженными за день руками, она по вечерам из подручных материалов что-то пишет. Это очень меня восхищает, и даже обличает мою неспособность к самоорганизации и дисциплине. Я недавно прочел статью о Чехове, некоторых деталей его жизни я раньше не знал, оказалось, что большую часть своих произведений он писал, находясь в суровейших условиях своей жизни. Не было никаких идеально созданных условий, никакого кофе в постель — а не попишешь ли сегодня? Нет, у него был больной брат, он был практически единственным кормильцем семьи; жил в условиях, где не было никакой возможности сосредоточиться, вокруг был шум-гам, почти в коммуналке жил Чехов, говоря современным языком; ему ставили жесткие условия по поводу количества слов в его произведении, полной свободы самовыражения не было — во всем этом он создавал гениальные вещи, которыми мы зачитываемся до сих пор. То же самое можно вспомнить про Достоевского и других по-настоящему талантливых и гениальных людей, а мы сегодня, чуть что-нибудь в нашей жизни не так — и все, ничего не получается — судьба бьет меня, она против, мне не дают развиться, не дают раскрыться моему таланту. А здесь, человек, помимо всех негативных внешних обстоятельств все-равно продолжает работать и создает гениальные произведения.
Людмила: Тема, таланта, который пробивается через безысходность внешней жизни, имеет и вторую сторону. Мы, например, с друзьями думали, что Бог метит талантливого человека страданием, что талант идет рука об руку со страданием.
Алексей: Это и Достоевский считал, что у великих людей великое страдание.
Людмила: Как будто без страдания он не обточится что ли, то есть талант дан, но он должен пройти серьезные испытания. Некоторые из нас настолько серьезно в это верили, что даже хотели, чтобы в их жизни произошла какая-нибудь трагедия, тогда — да , тогда ты талантлив.
Алексей: Я скажу, что хоть неприятности и случаются в нашей жизни регулярно, действительно, большая часть людей, которые зазвучали, что художники, что поэты, что политики, кто угодно, это обычно люди, которые проходят через испытания. Но, я об этом и говорю, можно ведь по-разному проходить через испытания, можно начать скулить, а можно, как эта женщина и многие другие, использовать это как возможность, не взирая ни на что выдать что-то свое выношенное взвешенное другим людям, чтобы поделиться с ними своим опытом.
Людмила: С другой стороны, этот талант ее не спас, если бы диктатура таланта была, он бы мог ее спасти, дать ей выжить, благодаря своему таланту она могла бы закрыться и писать и выжить. Но когда она столкнулась с предательством людей, того же Вильгельма Уде и других немногих, которые ее понимали, а когда перестали ее понимать, засомневались в ней, начали переглядываться... Она появившиеся у нее большие деньги стала по-детски тратить на дома, на вещи, эти люди ее не поняли и она сочла это предательством, что-то в ней надломилось, случился перелом.
Алексей: У меня не возникло ощущения что ее предали, скорее эта ситуация показала, что она не предназначена для жизни с большими средствами, она в сознании ребенка, если ребенку дать огромное количество денег, то он тоже ничего хорошего с ними не сделает.
Людмила: Но во взгляде Вильгельма Уде она увидела осуждение, сомнение в ней, до этого он ею восхищался, говорил ей — оставайтесь собой, только рисуйте, все эти люди, не понимающие вас, не стоят ваших картин. Психиатр Франсуаза Клоарек, книга которой вдохновила режиссера, в интервью говорит, что скорее всего начало болезни Серафины лежит еще в детстве, но картины, такие жизнерадостные помогли ей продержаться долгое время, помогали ей бороться с болезнью.
Алексей: В фильме хорошо показано, что картины являются отдушиной для нее в жизни. Это положительная функция искусства, я бы сказал, что это пророческая попытка представить мир, в котором нет убогости и серости. Ее картины очень яркие, они волшебные, она изображает такое, чего может быть в жизни и не видела: слишком яркие краски, красивые цветы, яблоки неземного цвета; в ее случае это побег от жизни, возможность представить мир по другому. Это самое хорошее, что может сделать искусство, то что оправдывает наше пристальное к нему внимание, потому что оно позволяет увидеть мир, где нет зла, убогости, серости, это своего рода наше ожидание, того, что мир может быть другим, интуитивное желание того, что нынешний мир неправильный, мир должен быть устроен по-другому. В лучших произведения искусства, это ожидание носит пророческую функцию как указание на грядущий мир, который еще только должен придти.
Людмила: Действительно душа у нее была очень хрупкая, несмотря на то, что она видела мир по-другом, все равно какое-то столкновение с реальностью произошло, она увидела слишком явно, что цветы с картины и мир вокруг -  это очень разные вещи, и это довело ее до сумасшествия.
Алексей: Моя позиция в том, что ее до сумасшествия довела мысль о своей уникальности. 
Людмила: Уверенность в том, что она особенная? 
Алексей:  Да. С одной стороны это правда, потому что все мы особенные, но тут есть такая грань невидимая, когда мы свою особенность ставим выше других особенностей, считаем, что мы настолько особенные, что окружающие нас просто не понимают. Я как-то был на лекции по современной психиатрии, и там говорилось о галлюцинациях, что они есть истинные и ложные. Истинные — это когда, человек что-то видит и думает, что все тоже это видят, и как ни странно их можно вылечить чаще всего, потому что это результат химического отравления организма алкоголем или другими веществами. Другими словами, когда человек не считает себя уникальным. Но есть еще ложные галлюцинации, когда человек считает, что он видит вещи, которые не дано увидеть другим, вот это сложно лечить. Человек начинает быть очарованным своим очень особым неповторимым видением мира, он тебя воспринимает как недоделанного; он-то видит, а ты еще не видишь. Когда человек входит в это состояние, его почти невозможно вытащить оттуда, это то, что в христианской традиции называется интересным словом «прелесть», осознание собственной особой духовности и уникальности. И вот в случае с этой женщиной, по которой видно, что она с детства была больна, ее окончательно разрушает, та мысль, которую в ее детскую голову принесли парижские богемщики, что она по-особенному уникальна. Она начинает эту мысль все пестовать, пока та окончательно ее не разрушает, она теряет точки опоры, всех, кто пытается призвать ее к более трезвому взгляду на жизнь, она обвиняет, что они не хотят прислушаться к голосу ангелов, которые с ней говорят. С другими-то они не говорят, только с ней, и это привело ее на путь сумасшествия и разрушения. Это одна из опасностей, подстерегающих современных молодых людей, которые стремятся к творческой самореализации, потому что легко впасть в непризнанные художники. Если я нарисую каракулю, и скажу что я гений, а вы еще просто не доросли, это путь в никуда, это путь к разрушению. Когда мы ее встречаем в начале фильма, она рисует свои картины как отдушину.
Людмила: Которую никто не видит.
Алексей: Да, это ее внутренний, можно сказать, подвиг, и она так это и воспринимает, мы видим, что искусство носит в ее жизни терапевтическую цель, оно лечит ее. А в конце мы видим человека, загнанного в своей уникальностью в психушку и в разрушение.
Людмила: Действительно, она требовала от Вильгельма Уде выставку, она злилась из-за невозможности выставится.
Алексей: А эта идея в ее голову им же была и занесена, он пришел, и сказал, у тебя будет выставка, на тебя будут смотреть в Париже и ее хрупкой душе был нанесен удар.
Людмила: Да, есть отдельная тема, когда в душу художника вторгаются, и затем обычно охладевают.
Алексей:  Вспоминая Сента Экзюпери, мы ответственны за тех, кого приручаем.
Людмила: Когда Франсуаза Клоарек, исследуя тему гениальности и безумия, опубликовала книгу, вызвавшую имя Серафины из забвения, к ней пришли люди, из одной семьи, которые также считают своего родственника незаслуженно забытым художником и попросили ее заняться этим. Она сказала — я осторожна с этим, я показала в своей книге как губительна может быть слава, поговорив с этими людьми я поняла, что это интересный человек, о котором они рассказывают, но я увидела, что они метят на фильм о нем, хотят обессмертить его имя. Поскольку он уже умер, и нам некого спросить, то в такой ситуации мой ответ — скорее нет.
Алексей: Это верно. Если ты действительно талантлив и у тебя есть дар, а с моей точки зрения каждый человек имеет дар, то не надо скулить на судьбу. Самые талантливые люди были действительно испытаны судьбой, и говорить, что мы тут обижены это не честно по отношению к жизни. У Пушкина есть фраза, что талант — это не право, а обязанность. То есть талант тебя делает ответственным, это не то, что тебя возвышает над всеми остальными, не делает тебя особенным и заставляет на всех поплевывать с высоты своего тонкого художественного вкуса и глубоких развлечений. Нет, ты можешь сделать жизнь других ярче и красивее, когда есть выход твоего дара вовне, с помощью которого ты пытаешься что-то донести до других, улучшить жизнь других — в этом самоспасение человека с тонкой художественной душой.
Людмила: Иоланда Моро, актриса, сыгравшая Серафину; бельгийка; ей 56 лет; с юмором вспоминает о том, как эта роль ее нашла. Она живет с режиссером в одной деревне, как-то они встретились в продуктовом магазине и он предложил ей роль, она говорит, теперь этот магазин закрыли и я не знаю, где я теперь буду встречаться с известными режиссерами. И этой своей репликой она словно говорит — не надо относится к своей одаренности, как к своей собственности, если получилось сняться в картине, нужно быть за это благодарным. Это не ты, а скорее что-то случайное, получившаяся картина или получившаяся фотография это как подарок в жизни. Возможно это может уберечь он самолюбования.
Алексей: Мы это и видим в начале фильма, героиня все воспринимает как дар, как дар от Бога, способность видеть и способность рисовать. Это делает ее жизнь радостной и более легкой. И получается, что вот эта грань между радостью и благодарностью за свой дар и гордостью очень хрупкая, многие люди не сумели и не умеют сейчас сохранить эту грань, скромное отношение к себе.
Людмила: Мне понравился тест на настоящего художника и творческого человека в этом фильме. Там есть сцена, где она остановилась, чтобы пописать в кустах и засмотрелась на свет, который играет в листьях. Я считаю, это хороший тест - способен ли ты за примитивным занятием увидеть красоту мира?  На этом заканчиваем, до встречи.
Алексей: До свидания.

 

 

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

   

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)
Небраска (Nebraska) режиссер Александр Пэйн
Похороните меня заживо (Get Low) режиссер Аарон Шнайдер