Счастье мое (режиссер Сергей Лозница)

Счастье мое, 2010, Сергей Лозница, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Счастье мое, 2010, Сергей Лозница, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть Счастье мое, 2010, Сергей Лозница, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт

Алексей: Российский шедевр - «Счастье мое» Сергея Лозницы.
Евгений: Российский — это с большою натяжкой.
Алексей: О, да! Украино-белорусско-российский!
Евгений: Фильм белорусского режиссера с внушительным вложением голландского капитала.
Алексей: Официальное производство: Украина, Нидерланды, Германия. Чтобы уйти от велико имперского шовинизма, скажем так — русскоязычный шедевр, принадлежащий русской культуре. Любой человек в любой точке мира, если он говорит или даже чувствует по-русски...
Евгений: Может стать причастником этой истории! 
Алексей: История-то, прямо скажем, русско-украино-белорусская. Итак, тебе слово. Ты у нас начинающий российский кинематографист. 
Евгений: Ну да, кинематографист-документалист, если точнее. В случае с Сергеем Лозницей, мы зря пытались обокрасть российский кинематограф, он и учился во ВГИКе и затем, некоторое время работал на Лендокфильме. Кстати, мои преподаватели до сих пор вспоминают Лозницу; он глубокоуважаемый ими член сообщества петербургских и вообще российских режиссеров, хоть и живет уже более десяти лет в Германии. Большинство его фильмов сделано при поддержке немецкого капитала, немецкого менеджмента, который вкладывает средства в его творчество. А почему так происходит — достаточно интересный вопрос, который мы с тобой уже обсуждали. Возможно потому, что человек отсюда, очень хорошо знает, что именно нужно показать загранице, чтобы получить средства на свою работу. 
Алексей: Наши с тобой мнения, насчет того, что фильм хороший, совпали. Фильм сложный, это точно не развлечение, он что-то производит внутри тебя, пока ты его смотришь. Но если охарактеризовать его одним словом, то это — арт-чернуха — хорошо сделанное выковыривание социальных язв русскоязычного общества. 
Евгений: Да, лучше сказать русскоязычного, потому что государственная принадлежность событий четко не обозначена. 
Алексей: Главный герой — дальнобойщик, поэтому можно сказать, что это наш роуд-муви. По пути он сталкивается с различными персонажами, которые либо отсылают его в российскую историю, либо в современность, но с чем бы он не столкнулся — всюду чернуха.
Евгений:  Жестокость и насилие. 
Алексей:  Даже в теме Второй Мировой войны паскудство: тыловые крысы отбирают у фронтовика подарки, которые он везет своей невесте. 
Евгений: Подарки из Германии, честно добытые! 
Алексей:  Точно. Подумаешь, большое дело, даванул немецкую семейку. Генералы-то везут вагонами. 
Евгений:  А он честно добытые фотоаппаратик и платьице. 
Алексей:  И у него их паскудно отбирают. Затем картины русской провинции с детской проституцией, беспробудным пьянством, пропиванием всего и вся, вытекающим из этого примитивным разбоем, когда могут убить за мешок муки, и с абсолютно продажной милицией. 
Евгений: Да по поводу милиции снято с «особо большой любовью». 
Алексей: Ну и как положено фильму такого характера, нет ни только хэппи-энда, а даже и намека на возможность хоть какого-то положительного выхода в отдаленной перспективе. По-честному. 
Евгений: Все заканчивается уходом во тьму, после пятикратного убийства. 
Алексей: Перспектива такая, что все друг друга поубивают. Я вспомнил рассказ еще одного современного скандального писателя Владимира Сорокина «Метель». Там тоже все заканчивается тем, что едут-едут в метель и впереди только метель... Только потом приходят вдруг китайцы, на все эти заметенные снегом просторы.
Евгений: Очень живописная картина, легко себе это представить.
Алексей: Несмотря на то, что режиссер находит и бьет точно по болевым точкам, все-таки закрадывается какое-то чувство фестивальности этого кино. То есть он знает, что нужно сделать, чтобы фильм победил на европейских кинофестивалях.
Евгений: Он действительно мастерский режиссер документального кино. То что я видел, до этого действительно шикарный материал. Это едва ли не первое его игровое кино.
Алексей: Да, это его первый игровой фильм. И вот недавно вышел второй.
Евгений: Называется «В тумане».
Алексей: Нужно будет посмотреть. Итак «Счастье мое» фильм тяжелый, не для развлечения, я бы сказал не для кинотеатров, а наоборот камерный, оставляет тяжелые чувства. Я бы сказал, исключительно тяжелые чувства. Я понимаю, что обществу должен быть вынесен диагноз и он в этом фильме поставлен.
Евгений: И поставлен этот диагноз недвусмысленно, а очень убедительно. Далеко не на глаз.
Алексей: Да диагностика тщательная, но лечения никакого не прописано.
Евгений: Да, именно за это его и упрекали. Зачем, мол, нужны такие чернушные истории российской действительности. На что он отвечал — Все истории не выдуманные, все они взяты из новостей. Такова жизнь. Все документально как в зеркале.
Алексей:

Хоть я и категорически против псевдопатриотической радости, и не стал бы поддерживать идей, что все у нас кругом колосится, всюду богатыри и бабы-кони против всякой нечисти. Но я и не сторонник голого диагноза. Наверное для диагноза нужна некоторая смелость, но одного диагноза мало. Согласись, нужно, чтобы было какое-то решение, какой-то выход или хотя бы внутренняя зацепка. У Достоевского в «Преступлении и наказании» дается слабый лучик надежды, хотя и говорится, что это уже совсем другая история; когда Раскольников начинает читать Евангелие. Но все-таки этот лучик есть.

Я был бы согласен, если бы такой фильм был только у Лозницы, но ведь весь наш кинематограф, более или менее приличный, только такой. Я не беру имена, которые мы не произносим, типа Михалкова и прочее. Хотя и там никакого ответа я не вижу.

Евгений: Прежде всего это показатель настроения всего общества в целом. Не нужно забывать.
Алексей: Тогда будем ждать. Может быть новые режиссеры принесут нам надежду. А пока фильм таков, что не советую смотреть его в плохом настроении; нужно смотреть в хорошем, потому что оно испортится и это будет для вас неким запасом прочности. Фильм-диагноз — очень честный, все узнаваемо, никакого клеветничества. К сожалению.
Евгений: Хотя, ты знаешь, он мог бы быть еще эпичнее, если бы в нем был некоторый разрыв. Я смотрел его два раза и в первый раз подумал, что водителя грузовика — главного героя убили во время ограбления машины. В дальнейшем главный герой, который там присутствует это тот самый хромой, один из грабителей.
Алексей: У меня тоже была такая мысль.
Евгений: И тогда этот диагноз приобретал бы вообще эпический размах; там была бы такая связь времен, что трепыхаться не было бы смысла. Но в фильме Георгий все-таки остался жив. Вот! Я нашел зацепку! В бессознательном состоянии он ушел во тьму, но там в дали, наверняка есть какой-то свет.
Алексей: Ха-ха-ха. Будем надеяться.

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

google + kino-mimino