Дорога перемен (Revolutionary Road) Сэм Мендес

крушение иллюзий: «Дорога перемен» Сэма Мендеса ● достаточно ли для счастья домика в пригороде? ●● диктатура самореализации: почему нам всем необходимо быть исключительными людьми? ●●● духовное и насущное: кто кого?

Дорога перемен, Revolutionary Road, 2008, Сэм Мендес, Sam Mendes, Кейт Уинслет, Kate Winslet, Леонардо ДиКаприо, Leonardo DiCaprio, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Дорога перемен, Revolutionary Road, 2008, Леонардо ДиКаприо, Leonardo DiCaprio, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Дорога перемен, Revolutionary Road, 2008, Кейт Уинслет, Kate Winslet, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? 

Людмила: Тот же актерский дуэт, что и в «Титанике»: Леонардо ДиКаприо и Кейт Уинслет играют семейную пару в фильме «Дорога перемен». Казалось бы удачный пиар-ход, не более того, однако, если глубоко посмотреть в саму структуру фильма, мы как раз видим продолжение той самой истории; что было бы, если Джек и Роза поженились, переехали бы в Америку, как они и планировали. Роза бросила бы своего возлюбленного аристократа и переехала бы с Джеком, несмотря на то, что он беден.
Алексей: Кстати говоря, это Америка 50-ых годов.
Людмила: Да. И вот эта молодая пара, по-крайней мере внешне, их жизнь выглядит как сбывшаяся американская мечта: хороший беленький дом в пригороде, двое белокурых детишек: мальчик и девочка, прямо по шаблону.
Алексей: И пара сама по себе красивая, смотрятся вместе очень хорошо.
Людмила: Да, пара красивая, уважаемая, и все хотят быть на них похожими ,и им подражать и даже, когда они приходят к своим друзьям в гости, те считают, что они должны соответствовать. Это уже совсем кошмар... Ну, и так далее... Эти два актера выбраны не случайно, потому что параллели, действительно есть: во-первых, это танец. Фильм «Дорога перемен» начинается с того, что они знакомятся на вечере и вместе танцуют. В фильме «Титаник», герои полюбили друг друга, заглянули друг другу в глаза, танцуя на ирландской вечеринке, на которую он ее потащил с ее верхней палубы первого класса на третью палубу, где, танцуя, она поняла, что хочет она просто свободы, а не привилегированного брака. Здесь также, Эйприл и Френк танцуют и она им очарована, потому ей показалось, что это самый остроумный и интересный мужчина из всех, кого она встречала.
Алексей: Необычный, он необычный. И она такая тоже вся необычная.
Людмила: Профессии тоже рифмуются, потому что в обоих фильмах она актриса. И даже есть общий персонаж для обоих фильмов, это актриса Кэти Бейтс, в «Титанике» она играет богатую даму, которая покровительствует паре, а здесь она играет риелтора, которая находит для них этот дом американской мечты, и потом неоднократно их навещает.
Алексей: То есть Сэм Мендес подколол Кэмерона! Вообще-то он один из самых интересных режиссеров сейчас, он американец?
Людмила: Англичанин.
Алексей: Интересный английский режиссер, одним из моих самых любимых его фильмов является «Красота по-американски», которая также является серьезной критикой спокойной и уютной жизни. «Дорога перемен» - сразу хочу сказать фильм очень сильный. Я смотрел его вместе с женой и он очень понравился нам обоим, игра актеров великолепна. После «Титаника» я ДиКаприо недолюбливал, просто он примелькался со всяких плакатов, футболок, но потом, я посмотрел несколько более поздних его фильмов, где он уже не такой слащавый мальчонка, играет он, действительно хорошо. И Кейт Уинслет здесь хорошо играет, оба показывают настоящие чувства.
Людмила: В общем, оказалось, что жить вместе в красивом доме — это вовсе не реализация мечты, наши герои стремятся вырваться из этой уютной картинки, они чувствуют неудовлетворенность и мечтают, в данном случае, о Париже. Жена уговаривает мужа переехать из этой загородной жизни в Париж.
Алексей: Тут нужен небольшой контекст, в свое время муж служил в Париже и много рассказывал о том, как там было красиво и замечательно. Хочу сразу отметить, что большую ценность этому фильму придает тот факт, что мы видим жизнь семьи современного типа, где муж и жена предпочитают товарищеские отношения и где карьера и самореализация это не только прерогатива мужа, но также и жены. Может быть для пятидесятых это было нетипично, в Америке и сегодня очень большой процент женщин являются домохозяйками, но все-таки уже большинство женщин не хотят ограничиваться домашним хозяйством и воспитанием детей, этого не теперь не достаточно, чтобы дотягивать до общих стандартов. В фильме показана именно такая семья, где оба хотят самореализации, оба хотят сделать в своей жизни что-либо необычное, жена по умолчанию не считает, что ее главной задачей является воспитание детей и он с ней согласен. Перебраться в Париж — это ее идея, чтобы оставив рутину, начать новую жизнь в Европе, под Эйфелевой башней, под звуки фильма «Амели», начать свою настоящую подлинную жизнь, потому что для провинциальных американцев Европа, а тем более Париж — это воплощение богемной-интеллектуального образа жизни, хотя один из друзей говорит, что в Париже то же самое что и здесь, и он в чем-то прав, потому что жизнь везде достаточно обычная и рутинная. Более того, она даже планирует работать, потому что во Франции хорошая возможность высокого заработка для англоязычных женщин, а ему предоставить возможность для поиска себя, одно из самых модных занятий до сих пор.
Людмила: На самом деле, если бы их история была универсальна, Сэм Мендес мог бы перенести ее в наше время, но это не так, 1955 год — значимая дата, потому что буквально 5 лет они не дожили до нового времени: начала сексуальной революции, движение хиппи и так далее, когда можно было смело пренебречь традиционными взглядами на что угодно.
Алексей:  Они уже были готовы задвинуть все традиции! 
Людмила:  Ну, не совсем! Почему же он сначала кривится от мысли, что работать будет не он, а она, а он будет сидеть дома?! 
Алексей:  Тем не менее, они быстро находят согласие между собой, там не было такого, что один из них считает такую модель неприемлемой, они оба готовы. 
Людмила:  Каков ее главный аргумент, которым она полностью меняет его взгляд на всю эту затею с Парижем? Когда он сомневается, что найдет себе хорошую работу, она говорит — ты самое удивительное и прекрасное создание во вселенной, ты — мужчина! 
Алексей:  Да, можно расплакаться от такого! 
Людмила:  И этот светящийся образ, мужчины, который ценен сам по себе, настолько в него вошел, что он не решился его разрушить. Возможно, он и не считал эту затею хорошей, возможно ему было и здесь хорошо, но образ мужчины-идеала своей жены сложно проигнорировать, он ничего не мог с собой поделать. 
Алексей:  Я так не думаю, проблема была не в этом. На мой взгляд здесь основное противопоставление такое: с одной стороны, тихое семейное уютное счастье: дом, машина, дети, лужайка, а противопоставляется этому очень модный до сих пор идеал самореализации, причем, похоже, что именно творческой самореализации, некоего поиска себя, самовыражения. Это основной конфликт. Ведь, что его остановило? Совсем не то, что он испугался там сидеть на ее шее, а то, что ему предложили более выгодную и высокооплачиваемую должность. Если бы он оставался на прежнем месте, скорее всего он согласился бы на поездку, но здесь встал выбор между очень очаровательной картинкой побега в Париж, где якобы, а я действительно считаю, что якобы, есть возможность для нового начала и самореализации, а с другой стороны тихая, сытая, жизнь в американском уютном пригороде. Вот с какой дилеммой сталкивается семья, она склоняется к побегу в Париж, может быть потому что ей здесь ничего не предложили, а если бы предложили, могла и передумать, а он склоняется к тому, чтобы остаться. 
Людмила: А я считаю, что он купился именно на то, чтобы быть уважаемым именно в своей среде, там где он привык; его новая должность открыла для него новые перспективы, новое уважение коллег и соседей, в глазах всего их окружения он становится крутым мужиком: ух, ты, он будет продавать компьютеры, надо же!
Алексей: Не звучит там этого! Это не так. Там стоит вопрос обеспеченности, вопрос определенного комфорта. Выбор между комфортом и самореализацией: я продам свою гитару и куплю себе хлеба, но буду думать при этом, чем пахнут эти деньги. Вот в чем дело: конфликт художника и скромного офисного клерка.
Людмила: Да, какой уж там художник!? Он ненавидел свою работу.
Алексей: Я об образе жизни говорю. Фильм этим и цепляет, что через этот выбор проходят многие и сегодня: есть мечта, но есть и семья, которую нужно кормить. Вот он выбор: идея самореализации и нежелание смириться с комфортом — и я думаю, что это нормально! Само стремление вырваться из обыденной рутины к внутренней свободе вполне оправдано, потому что человек не создан, чтобы быть белкой в колесе, которая живет для того, чтобы жить; ест для того чтобы жить.
Людмила: Да, по многим пунктам у них галочки стоят: у них есть любовь, есть дом, дети и так далее. Я имею ввиду, что для остальных-то это вполне норма, никто не мучается экзистенциальными вопросами. Неужели это не все? Неужели нельзя быть счастливым в этой заданности: дом, семья, одним словом, разве нельзя быть довольным семейным счастьем? Или у тебя всегда будет какой-то зуд: не прожил, ни сделал... и так далее.
Алексей: Во-первых, это зависит от человека, а я говорю о том, что здесь режиссер сознательно берет, а может быть и не сознательно, — я не знаю, но он берет идеал именно творческой реализации, столь популярной сейчас среди молодежи. Быть офисным клерком, даже талантливым — это не катит! На худой конец, ты можешь быть Стивом Джобсом, который проводит презентации в водолазке и в джинсах — это еще нормально, а остальное — не катит! Вообще, быть офисным червем — не может быть ничьим призванием! Хотя, почему бы и нет? А, в действительности, важна и та, и другая сторона, то есть в данном конфликте их семья не проходит испытания, все заканчивается трагедией. Я много раз думал о такой ситуации, где же здесь баланс, где же выход? Потому что побег, который предлагает жена, это ведь тоже, согласитесь, иллюзия; также как движение хиппи принесло для большинства его участников только разрушение. Сегодня, оглядываясь на прошедшее, мы можем это констатировать.
Людмила: Это единственный выход, который приходит в голову в таких ситуациях, когда тебе нужно вырваться из чего-то, первая мысль — это бежать. Психологи утверждают поменяйте место, поменяйте город..
Алексей: Возможно, поездка в Париж была бы для них шансом начать все заново, но могла бы и привести и к еще большему кризису, потому, что в новом месте проблемы встали бы для них в еще большем нагромождении. Я думаю, что само по себе стремление к творческой самореализации — это некий симптом более глубокой потребности, которая скрыта в сердце человека. Действительно, человек, создан так, что он интуитивно стремится к смыслу, он хочет понять для чего он здесь, не просто, ведь, чтобы детей народить, а потом они тоже детей народят. Должен быть какой-то смысл во всем этом, у человека мозги так устроены, сердце так устроено, что мы смысла хотим; мы жаждем, чтобы наша жизнь стала какой-то частью более великого замысла. И сегодня в качестве того, как это происходит предлагается некий идеал творческой самореализации. Но и это не является полной правдой, потому что творческая самореализация тоже превращается в рутину, и тоже не дает чего-то по-настоящему глубокого.
Людмила: Но люди жаждут самоценности, когда они перестают находить ее в браке, не видят в глазах друг друга, подтверждения того, что они являются ценностью, ведь, в браке взгляд замыливается, тогда они ищут другую аудиторию, идут к творческим людям.
Алексей: И это неправильно! Потому что с самого начала нельзя считать, что брак для человека — это место, где сбудутся его мечты и удовлетворятся его потребности. Ни семья, ни творческая самореализация не являются источником восполнения того, в чем отчаянно нуждается каждый человек. Я думаю, что сердце человека ищет чего-то более глубокого, самая настоящая и подлинная самореализация — это работа в области своего духа, если угодно, то что в Евангелии называется плодами духа: любовь, милосердие, способность прощать друг друга. Это, действительно, поле для битвы и для самореализации человека. Второй момент, на который бы я хотел обратить свое внимание — это то, что конфликт между духовным миром человека и его бытом был во все времена; исторически церковный опыт решения этой проблемы в том, что человек должен менять ритм своей жизни — не забывать о субботе: шесть дней для работы, а седьмой выдели для Господа, это день для духовного поиска, для того, чтобы мы могли вернуться к своим подлинным потребностям. От того, что у современного человека этот ритм разрушен; мы разучились отмерять делу время, а час потехе; мы не умеем соизмеряться с необходимостью и свободой, отсюда происходит какой-то постоянный разрыв и конфликт.
Людмила: Действительно ли эта картинка: мама, папа и двое детей, против которой бунтуют главные герои, является страшной? Я сейчас не о фильме, а о книге, где говорится: «Давайте понастроим извилистые дорожки и разноцветные домики и станем хорошими потребителями, главное, чтобы побольше сплоченности! А деток наших выведем в корыте сентиментальности, мол, папочка — грандиозный мужчина, ибо зарабатывает на жизнь, а мамочка — великая женщина, ибо служит ему верной опорой!» Автор язвит, хотя вроде бы описаны универсальные ценности.
Алексей: Это одна сторона медали; нужно и то и другое. Действительно, одна из самых великих вещей, которую человек может сделать в жизни — это создать хорошую семью; любить своих детей и своего супруга. Но есть и вторая часть, которая также важна и принципиальна, я бы назвал ее духовной самореализацией, без которой, жизнь человека, как бы она внешне ни была благополучной, не может быть полноценной.
Людмила: На этом заканчиваем, это была передача «Раскадровка», а серия, которую мы открыли этой программой называется «Нереальная любовь», поэтому до новых встреч!
Алексей: До свидания!

 

 

Титаник (Titanic) режиссер Джеймс Кэмерон Титаник (Titanic) режиссер Джеймс Кэмерон

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка