Реприза (Reprise) режиссер Хоаким Триер

мы не хотим быть популярными, мы хотим быть культовыми: «Реприза» Хоакима Триера ● не легко быть фанатом самого себя, потому что придется оправдывать собственные ожидания ●● Вселенная подает тебе знаки? Ей что – делать больше ничего?: погруженность в себя приводит к творческому бесплодию

Реприза, Reprise, Хоаким Триер, Joachim Trier, Андерс Даниелсен Лье, Anders Danielsen Lie, Эспен Клуман-Хойнер, Espen Klouman-Hoiner, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт Реприза, Reprise, Андерс Даниелсен Лье, Anders Danielsen Lie, Эспен Клуман-Хойнер, Espen Klouman-Hoiner, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт Реприза, Reprise, Виктория Винги, Viktoria Winge, Андерс Даниелсен Лье, Anders Danielsen Lie, Эспен Клуман-Хойнер, Espen Klouman-Hoiner, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт 

 

 

Людмила: Сегодняшний кинообзор выбран по географическому признаку, мы будем говорить о скандинавском кино. Фильм «Реприза» режиссера Хоакима Триера. Что сказать, повезло парню с фамилией.
Алексей: С такой фамилией можно уже кино не снимать, просто сказать — я Триер, и все!
Людмила: Но не фон Триер, а Триер! Если говорить о названии, то реприза — это повтор в музыке, после того как тема раскрыта или завершена происходит некий музыкальный повтор.
Алексей: Иными словами повтор — пересказ.
Людмила: Данный фильм рассказывает о двух молодых писателях, друзьях в очень необычный по форме, очень неровной.
Алексей: Я тоже читал в аннотациях, что фильм о-очень необычный, а я бы сказал, необычный, но не очень.
Людмила: Интересно же наблюдать за героями?
Алексей: Ну да. Надо сказать, что сегодня трудно сделать что-либо невероятное или это я уже слишком всего насмотрелся, не могу сказать, что необычное. Оно любопытное.
Людмила: Любопытней всего пролог. Фильм начинается с мечты и часто обращается к мечтам, к вариациям на тему будущего, к тому как могло бы быть, и сам режиссер говорит что, мечты это тоже часть реальности. Вроде бы этого не будет никогда, но ты же об этом думаешь, представляешь себе, поэтому интересно это показать. Сам Хоаким Триер живет в Лондоне, а сценарист в Париже, в общем они оба давно уже не живут в Осло, но решились снимать историю о своем родном городе, хотя сначала было страшно, что они уже все позабыли и не правильно воспроизведут. Но фильм оказался узнаваемым и получил много премий именно в Осло, поэтому они хоть и рисковали, но сняли довольно аутентичную историю. Режиссер говорил, что фильм о молодых амбициозных писателях звучит как клише. Но они захотели это клише перевернуть, поставить с ног на голову и показать изнутри. Не снаружи, потому что эти вот мечты и есть снаружи а изнутри — это то, что на самом деле с ними происходит. Сюжет таков: два друга, они очень на моих друзей похожи, просто кошмар как похожи, узнаешь их сразу!
Алексей: Ну-ну!
Людмила: Хорошо, они на меня, если ты это хочешь услышать, похожи.
Алексей: Да, вот теперь, после того как ты призналась, будет особенно интересно.
Людмила: Хорошо. Они считают себя этакими писателями-отшельниками и следуют этому до фанатизма.
Алексей: По-другому скажу, они очень хотят быть не похожими на остальных, для них это самоценность.
Людмила: Да, очень не похожими на остальных, все деньги тратят на музыку, на интеллектуальные книги, а фраза одного из них, что самое важное для книги это обложка, о многом говорит! Кстати, это верно и для моих друзей тоже.
Алексей: Интеллектуальные книги — это такие, которые другие люди не читают. Интеллектуальность в данном случае это искусственное определение.
Людмила: Да, что же ты!
Алексей: Такие хипстеры-пустышки!
Людмила: То есть очень важно название, очень важно как это будет сделано, придумано, и вообще сама мечта написать роман, который запретит Папа Римский, и который взорвет весь мир, и начнется движение свободы по всему земному шару.
Алексей: Там очень важным прозвучало, что книга должна стать не популярной, а культовой. То есть не то, чтобы очень широко продаваться, а чтобы быть известной в узких кругах, это гораздо важнее для настоящего хипстера, для тех, кто понимает.
Людмила: Они оба пишут увлеченно романы, но одному повезло, а другому нет. Одного сразу заметили, а другого не сразу, то есть по-началу ему сказали, что, увы, юноша — вы бездарны.
Алексей: Нужно учитывать, что им по двадцать лет.
Людмила: Они одним и тем же воздухом дышат, что называется.
Алексей: Зелень-то полная!
Людмила: Немножко по-разному начинают идти их судьбы. Тот, чей роман опубликовали он, к сожалению, не выдерживает к себе.
Алексей:  У него случается синдром Стендаля, так говорится в фильме. Нюансов не знаю, но в легкой форме присутствует у многих.
Людмила: Он не выдерживает давления известности или давления того, что все ждут от тебя второй книги, не выдерживает настолько, что попадает в психиатрическую клинику, потом выходит.. В общем пересказывать невозможно...
Алексей: Да не так уж невозможно. Один выходит из психушки и перестает писать, а также расстается с девушкой из-за которой, по мнению психиатров, у него было обострение. А его друг выпускает все-таки книгу, она публикуется, но с определенными оговорками. После чего он встречается с кумиром своей юности, писателем-затворником, тоже культовым, для тех, кто понимает, и тот, дает ему несколько советов, после чего он доводит свою способность писать для тех, кто понимает до еще большего уровня и становится еще более известным писателем.
Людмила: А друг его подается в сторону любви.
Алексей: Между психушкой и любовью.
Людмила: Тут происходит самый любимый мой момент в фильме, это отношения Эрика и обыкновенной девушки. Эрик, это тот из друзей, роман которого сначала не печатали, он все это время встречался с девушкой, и тут вдруг, его роман печатают и, как подобает настоящему писателю обыкновенную девушку надобно бросать.
Алексей: Надо бросать любую девушку, все они только мешают..
Людмила: ..но если она совсем уж обыкновенная, то тем более..
Алексей: Потому что она мешает.
Людмила: Это друзья его так говорят, они какие-то гопники с одной стороны..
Алексей: Они панки.
Людмила: А с другой, вроде бы размышляют. Какие-то постоянные разглагольствования о Заратустре — жалость это не для тебя, давай ее бросай! И вообще, те люди, которые долго с одной девушкой, превращаются в слабоумных буржуа.
Алексей: Самое страшное, что может быть!
Людмила: Да! Потому что они погрязают в этом женском мире ужинов, сериалов и так далее. И вот он идет ее бросать. Тут происходит екшен-сцена наоборот, ты ждешь ссоры какой-нибудь, женских слез, а он так и не решается.. Он вспоминает, что ему друзья советовали, и вообще как бы надо бы себя вести, но сам ничего не предпринимает, а выражение его лица, тем более не соответствует .. И так во всем остальном, постоянные размышления, закадровый голос... Там у одного персонажа долго не было девушки и тут, вдруг появилась, так они всем скопом идут смотреть в окно как он обедает с ней, знакомится с родителями, в общем стоят и становится им как-то грустно..
Алексей: А он грустно машет им в ответ рукой, видя их.
Людмила: Да, вот такой мир, мир таких ребят, и чем они похожи на моих друзей и меня саму — они фанаты самих себя.
Алексей: Вот это очень! Дай пожму твою руку, это очень важная фраза!
Людмила: Не столько себя, сколько своих надежд, когда ты постоянно чувствуешь какой-то зуд, что ты должен что-то миру заявить о себе.
Алексей: Мир-то помрет без этого!
Людмила: Ты же необыкновенный, ты остро чувствуешь, не так как все видишь этот мир. Или когда вы вместе с друзьями собираетесь на кухне, это же непохожие ни на кого разговоры, никто больше так не говорит обо всем как вы, любая ли компания может часа три проговорить о литературе или о высокой кухне или еще о чем либо. Даже ваши тусовки это произведения искусства.
Алексей: ..Экслюзив. Да, за то, чтобы там находиться нужно деньги платить. И это все уравновешивается тем, что на самом деле это никому не нужно.
Людмила: Мы-то друг другу нужны! Да, и еще одежда очень важна! Кеды с рубашкой, все это так узнаваемо. Даже один из актеров, они оба не профессионалы, которому принесли одежду для съемок сказал — так это же то, что я всегда хотел носить! И всю партию костюмов он выкупил, чтобы самому носить. Все эти кедики, рубашечки, брючки, это узнаваемо, это друзья мои носят, это клише, но живое клише.
Алексей:  Мне представляется, все-таки самоиронией.
Людмила: Авторы фильма тоже молодые люди.
Алексей: Они иронизируют, я полагаю.
Людмила: О чем кино? О том, что нелегко оправдать собственные ожидания. То есть о себе. Мир окружающий, к сожалению намного проще, чем ты сам.
Алексей: Есть мейнстрим, он предполагает жизнь как на обложке: ходить в костюме, в пиджаке, в галстуке; с ровным загаром, на носу яхты собственной — это картина того, что герои этого фильма должны презирать. Они, конечно, это презирают, и думают, что они совсем другие, ирония состоит в том, что в своей этой отличительности они следуют таким же, но немного другим штампам, они также предсказуемы. Хотя фильм очень ироничный, но он и трагичный, этот парень, который сошел с ума, это совсем не весело. Хоть я сейчас над фильмом немного, издеваюсь, но понятно, что многие из нас через похожие вещи проходят. Есть два типа ожиданий, по крайней мере перед мужчиной: ты должен быть воином-бизнесменом, то есть некоей акулой бизнеса, покорителем вершин, или одиноким-отвергнутым художником. Вот два пути и они очень жесткие. Из моих знакомых тоже большинство из разряда художников, из тех, кто конечно же, родился лет на пятьсот раньше своего времени, и должен умереть в одиночестве, всеми забытый, и только редкие люди предвидели пророчески грядущую славу. Как-то так. Шутки шутками, но что мне кажется в этом фильме диагностичным? Это, как ты правильно сказала, совершенно неимоверная зацикленность на себе. Она у всех нас есть, но здесь сами механизмы хороши прописаны.Там парнишка, тот который доходит до безумия, и в этом смысле он наиболее показателен, он многие вещи в своей жизни делает, совершая некий обратный отчет, как вариант «Амели», он совершая этот обратный отчет, говорит — эта девушка была предназначена мне судьбой. Вот я сейчас досчитаю с десяти до нуля, и она на меня посмотрит — это знак! У него все время эти знаки присутствуют. Точно также, когда они уже расстались, он ее находит по какой-то такой же своей схеме, которая только в его голове существует, и которая, в конец концов, сводит его с ума — это уверенность, что вселенная существует вокруг тебя и пляшет вокруг тебя. Это ощущение ярко присутствует в когорте тех, кого я называют в кавычках художниками, и где я себя могу легко узнать. Такое ощущение, что мир подает тебе знаки, что ему и вправду делать нечего — он с утра до вечера занят тем, что вокруг тебя что-то делает, знаки какие-то расставляет. Может быть самая популярная форма этого — повсеместное увлечение гороскопами. И тут вот какая ловушка есть, это воспринимается как некая духовность — я верю, что за всем этим стоит некий замысел, рок, судьба, которая на твоей стороне. А я думаю, что это изощренная форма эгоизма, и она проступает также и в христианском образе сознания, когда ты веришь, что Бог вокруг тебя все таким образом расставляет. У одного Бог, у другого — судьба. Это эгоизм.
Людмила: А с другой стороны, наши герои свою душу воспринимают как тонкий инструмент, там есть классное любование проигрывателями, пластинками, сама музыка закадровая, Джо Дивижн — восприятие души как чего-то тонкого в противовес тому, что ты пойдешь пахать на заводе и душа твоя погрязнет в делах.
Алексей: На мой взгляд такая позиция приводит к тотальному бесплодию творческому, потому что настоящее творчество, по моему определению, зарождается от способности отвлечься от себя и наоборот увидеть, прикоснуться, погрузиться к чему-нибудь внешнему.
Людмила: Недавно мы говорили о джазовых музыкантах, по-моему это было связано с фильмом «Чико и Рита», так те ребята пахали на заводе, окончилась смена и они с трубой пошли в клуб играть джаз.
Алексей: Не обязательно, я не об этом говорю, и рабочий может быть абсолютным эгоистом, это не классовое явление. Здесь должна быть работа над собой. Еще святые отцы, которые уходили в пустыни, называли это состояние прелестью, когда человек настолько погружен в себя, что его невозможно вытащить, он теряет все внешние точки соизмерения себя с чем-то, он соизмеряет себя только с самим собой — это уже все, конец. В фильме эта опасность очень хорошо прописана, этот его отчет, это постоянная убежденность в уникальности каждого своего жеста.
Людмила: Само название фильма «Реприза» это постоянное возвращение к самому себе,к замкнутому миру собственного воображения.
Алексей: Он хочет заново это все проигрывать, вместо того, чтобы видеть живого человека, который любит тебя, который о тебе заботится.
Людмила: Да, он эту же девушку везет в Париж.
Алексей: Это выглядит искусственно воспроизведенным, мертворожденным. Я думаю по-настоящему искусство рождается тогда, когда человек абсолютно забывает о себе. Помнишь, мы смотрели фильм, где художница вышла чуть ли не по малой нужде и залюбовалась светом, отраженным в деревьях. Когда человек способен отвернуться от себя и увидеть за пределами себя солнце, играющее в ветвях деревьев или трагедию жизни другого человека, сочувствовать ему по-настоящему, вот тогда что-то рождается. Очень интересный есть момент в фильме, когда второй герой, парнишка, книгу которого издали попозже, приходит на телешоу, чтобы рассказать о своем творчестве. В таких идиотски высокопарных фразах!
Людмила: Которые, я думаю, он заранее заготовил.
Алексей: И фразы эти абсолютно непереводимые на человеческий язык, они состоят из каких-то клише из литературной критики.
Людмила: Даже ведущая совершенно недоумевает, что он такое несет.
Алексей: И его друзья-панки смотрят по телевизору, прикалываются. Ну они-то с иронией друг к другу относятся. Да он и сам он понимает, что звучит нелепо. И вот наступает момент, когда его мать показывает ему критическую заметку на его роман, и в ней звучит фраза: форма при отсутствии содержания. И это красноречиво описывает, все, что они делают. То есть это зацикленность на, как ты говоришь обложках, на том как тебя видят, модные ли на тебе кеды, хотя, на самом деле все это рождалось из пренебрежения модными фетишами, а переродилось в радикальный фетишизм. Настолько они зацикленные на своем внутреннем мире, что они создают красивую форму. Приятно смотрится эта книжка, тактильная на ощупь, но внутри нее нет ничего.
Людмила: Он еще ставит ее то в одном месте, то в другом, что-то не нравится.
Алексей: Да-да, очень показательный момент. Как только книга была выпущена, он не дает ее почитать, а ставит ее на полку, чтобы посмотреть как она будет смотреться среди других книг. И в этом я усматриваю иронию создателей фильма, я бы рекомендовал его к просмотру всем людям, которые «не как все», очень может быть отрезвляющее зрелище и здоровая ирония, которая поможет. И мне лично это было полезно, потому что иногда, мысль, что ты пуп земли делает тебя абсолютно бесплодным, не способным на то, чтобы что-то по-настоящему увидеть или создать.
Людмила: Еще одно маленькое замечание в конце. Все в фильме выглядит очень реалистичным, и актеры непрофессионалы, а прямо взяты из жизни, но режиссер говорит, чтобы добиться такой реалистичности они очень жестко выстраивали диалоги, сцены и все что будет в кадре, потому что уверенность в том, что реальные люди будут реально выглядеть в кадре — это ерунда. Над этим ощущением небрежности, которое пронизывает весь фильм стоит большая работа, почти математическое выстраивание кадров, наполнение их нужными вещами. Это не самодовольная работа молодых парней, который решили чего-то поснимать, показать себя, нет это взрослые люди, которые много думали над тем, что они хотят сказать с экрана.
Алексей: В этом смысле это очень хороший фильм, я бы рекомендовал.

 

фильмы из серии "Скандинавское кино":

О' Хортен (O' Horten) режиссер Бент Хамер

Счастлива до безумия (Sykt lykkelig) режиссер Энн Севитски

 

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

   

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)
Небраска (Nebraska) режиссер Александр Пэйн
Похороните меня заживо (Get Low) режиссер Аарон Шнайдер