Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой

Стрингер, Nightcrawler, 2013, Дэн Гилрой, Dan Gilroy, Джейк Джилленхол, Jake Gyllenhaal, кино, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, какой фильм посмотреть?, раскадровка, KM, КМ Стрингер, Nightcrawler, 2013, Дэн Гилрой, Dan Gilroy, Джейк Джилленхол, Jake Gyllenhaal, кино, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, раскадровка, KM, КМ

"Стрингер" (Nightcrawler), 2013, режиссер Дэн Гилрой

Алексей: Сегодня мы поговорим о фильме «Стрингер» режиссера Дэна Гилроя, рассказывающий о том, как создаются современные медиа. В мировом прокате он уже давно, с 2013 года, до нашей страны он докатился только сейчас, непонятно с чем это связано, поскольку фильм был номинирован на «Оскар» за сценарий, что свидетельствует об интересе зрителей и кинокритиков. Видимо для российского кинопроката тема средств массовой информации сейчас не слишком привлекательна. Фильм любопытный и интересный; я ничуть не пожалел, что посмотрел его. Он рассказывает о людях, называемых стрингерами - это полевые репортеры, приезжающие на съемку на место преступления или стихийного бедствия. Среди них особняком выделяются военные корреспонденты, те, кто делают репортажи прямиком из мест военных действия. Это особая каста. Безусловно это одна из опаснейших профессий, если человек находится в зоне войны, велика вероятность оказаться участником неприятных событий или же просто погибнуть от лихой пули. В фильме мы наблюдаем становление карьеры молодого стрингера по имени Луи Блум, его играет замечательный актер Джейк Джилленхол, знакомый по многим фильмам, в том числе «Пленница», «Исходный код», «Послезавтра» - весьма узнаваемая физиономия, очень подходящая к этой роли, своим аскетическим выражением лица с острыми скулами и впалыми глазами. Действительно ночной волк, ищущий чем бы поживиться. В начале фильма мы видим его, промышляющим мелкими кражами; отчаянно пытаясь что-либо заработать. Это очень рисковый и целеустремленный молодой человек, который однажды натыкается на съемочную группу, занятую репортажем последствий автомобильной аварии. В нем словно что-то вдруг включается, он понимает, что тоже может этим заниматься. Он становится свидетелем того, как подоспевший прежде остальных телеоператор продает отснятый материал одному из ведущих телеканалов. Значит на этом можно делать деньги?! В нем обнаруживается нужное сочетание азартного человека, который не только не боится, но ищет приключений и попадание в зону риска доставляет ему внутреннее удовольствие. Может быть сказывается суровый образ жизни. А также наличие художественного чутья; он отлично видит кадр и возможности камеры. И его третья особенность — это готовность цепляться за любую возможность, чтобы выбиться в люди. Итак, он арендует самую дешевую камеру и берется за дело; пробивается на самый низкорейтинговый канал, где могут купить его любительский репортаж и начинает свой путь восхождения. По мере того, как он больше и больше постигает профессиональный подход, он начинает избирать самые отчаянные и рискованные варианты, чтобы снимать различные в основном трагические события. Не хочу раскрывать всего сюжета, хотя даже из официального трейлера понятно, что он становится, не то чтобы соучастником преступлений, но сознательно он оказывается именно в тех местах и даже некоторым образом помогате развиваться событиям так, как это нужно для репортажа, чтобы получить за него макимальные деньги. То есть из стороннего наблюдателя он превращается в активного участника. Таким образом режиссер создает поле для огромного количества актуальных вопросов, связанных со СМИ: этика съемки, роль оператора в процессе, что такое пристрастность либо беспристрастность в новостных сюжетах и так далее. Именно этим фильм и интересен! С одной стороны, все мы являемся поотребителями средств массовой информации, в данный момент слушая эту программу, вы также выступаете в этой роли. С другой стороны, я не открою ничего нового, если скажу, что люди предпочитают жареные факты: пожары, землятресения и т. п. Я пытался проанализировать себя: если в новостном репортаже только хорошее и благостное, то это не привлекает внимание, и вдруг бац — кто-то утонул, что-то взорвалось, произошел несчастный случай и сразу внимание оживилось. Понятно, что новостные каналы, живущие за счет рейтингов, и интуитивно, и осознанно стремятся к выбору подобных сюжетов. Любопытная ситуация: мы, как зрители, можно сказать, провоцируем новостные программы на соревнование между собой за наиболее острые и жареные факты.

Людмила: Мы все осуждаем двойную мораль тех репортажников, которые лезут в личную жизнь человека в самые эмоционально насыщенные моменты: либо переживаемой утраты, горя или последствий катастрофы. Но нас, как зрителей, бывает не оторвать от экстренного выпуска новостей об авариях или от ток шоу, посвященных различным звездным личностям. Независимые репортеры, стрингеры, которые со своими камерами охотятся за этим жареным материалом, чтобы продать его, именно на нашей двойной морали и держатся.

Алексей: Действительно, получается, что мы сами не совсем честны. Этот фильм показывает цену подобных репортажей: когда мы видим в кадре, кричащего ребенка, или людей с окровавленными руками, или тех, кто только что потерял свой дом или близких — мы ужасаемся, но и нуждаемся в подобных картинках. С другой стороны, представьте себе людей, которые снимают эти картинки. На эту тему есть анекдот многократно повторенный во многих комедиях, я лично был свидетелем такого же: происходит какая-то авария… Что делают люди? Достают смартфон и снимают, все, что происходит. В нашем фильме мы наблюдаем период, когда средства съемки не были так общедоступны, но уже было желание стать транслятором того, что происходит. У человека есть выбор: либо снимать, либо помогать пострадавшим людям.

Людмила: фильме есть персонаж - руководитель канала, которая объясняет что такое жаренная новость. Это то, сколько мы заплатим за образ бегущей по улице женщины, с перерезанной глоткой! Вот что нам нужно!

Алексей: Что интересно, так это спросить обычного человека на улице — вы действительно хотите такие новости? Он ответит — конечно же, нет! Но если затем проанализировать что он смотрит, то окажется, что это вполне соответствует тому, о чем снят фильм. С одной стороны, это и есть двойная мораль. С другой, - если СМИ не будут показывать язвы жизни, например, особенности тех преступлений, которые совершаются в современном обществе, тогда эти преступления останутся без должного внимания со стороны обычных людей. Люди не будут в курсе. Ведь задача репортажника — раскопать, найти самые болезненные точки, чтобы напомнить о них. Не даром СМИ называют четвертой властью, в этом есть своя справедливость. Если не будет «пронырливых журналюг» как их называют, которые задают неудобные вопросы и пролезают в запрещенные места, то многие важные аспекты общественной жизни окажутся затертыми и спрятанными за официозным лоском. Но помимо нашей двойной морали, возникает другой вопрос: что происходит с людьми, которые добывают для нас эти горячие репортажи.

Людмила: Фильм как раз пытается дать ответ на этот вопрос.

Алексей: Может быть в этом как раз проявляется слабость этого фильма; мы изначально видим человека дивиантного, со странным мировоззрением и образом жизни. Он одинок, фанатично предан своей работе, цитирует мантры из различных учебников по построению собственного бизнеса, буквально говорит этими фразами, а по-человечески почти не говорит.

Людмила: Первоначально, фильм должен был называться «Койот», для этой роли Джейк Джилленхол похудел на 9 килограмм — актерский подвиг — чтобы напоминать это поджарое животное.

Алексей: На русский можно было бы перевести как «Шакал», то есть падальщик, охотящийся за падалью. Но как бы мы ни относились к падальщикам, они нужны и в природе, и в обществе. Другое дело, что происходит с ними, с людьми, снимающими такие репортажи. У нас ведь есть знакомые, которые занимаются профессиональной съемкой и операторской работой, поэтому мы знаем, что это не простой вопрос. Ведь, действительно, твоей задачей является найти хороший кадр, дать хорошую картинку, поэтому получается, что тебе нужно, чтобы, например, в кадре кто-то плакал, - ты заинтересован в этом, иначе зритель не поймет всю трагичность ситуации. Получается, что нужно интуитивно выискивать самое болезненное и неприятное из того, что происходит. Это напоминает истории людей, солдат и спецназовцев, которые вернулись из горячих точек, где они были вынуждены сражаться с бандитами и убивать. Часто обнаруживается, что к мирной жизни они уже не приспособлены, потому что в них что-то окончательно сломалось. Многие и многие из них переживают трагедию собственной жизни. Получается, что мы, как общество, нуждаемся в их услугах, но люди платят за это своей сломленной жизнью.

Людмила — Здесь еще грань между наблюдателем, потому, что объектив камеры защищает репортера, дает ему возможность видеть ситуациею хирургически, либо приблизиться к событию вплотную, стать соучастником. Мне, например, всегда было интересно как делаются фотографии с голодающими детьми, которые занимают первые места на World Press Photo?

Алексей: Совершенно верно.

Людмила: Есть также социальный ролик о лучших кадрах и лучшем фотографе, где наблюдатель и участник, который уже на месте и кажется, что это уже лукавая позиция говорить о том, что ты просто объектив камеры, которая тебя защищает.
Алексей: Есть мнение, что само понятие объективность, связано с изобретением фотоаппарата, потому что сразу возникло ощущение что вот оно! Насколько бы ни был искусным художник и насколько бы он ни ставил своей задачей воспроизвести все в точности, всегда будет авторский нюанс. А камера, вроде бы, вот она — просто фиксирует то, что есть. Сейчас для всех уже очевидно и об этом говорят на всех журналистских факультетах, что объективность в чистом виде невозможна. Снимая, ты становишься вовлеченным в события, даже если ставишь перед собой задачу быть полной отстраненности. Потом ведь, любое искусное дело подразумевает страсть; чтобы по-настоящему хорошо снять, нужно внутренне присоединиться к этому, стать участником. Представь себе учебник истории, в котором бы просто фиксировались исторические факты - да все бы просто померли от скуки, и учителя первыми. Нет же, здесь есть оценка, свой взгляд, и даже выбор событий говорит о том, что у нас есть определенный ракурс. Также и здесь; мы ведь не смотрим записи с камеры наблюдения — это скучно. Нам нужно, чтобы был авторский взгляд, чтобы он из всех одинаково наблюдаемых событий выхватил что-то и создал какую-то картинку; нам интуитивно охота, чтобы было личное прикосновение, свое высказывание. Когда человек постоянно высказывается по поводу различных преступлений, что происходит с ним? Что происходит с нами, постоянно следящими за этими сюжетами? Какое у тебя общее впечатление? Какую бы оценку ты ему поставила?

Людмила: Я бы сказала, что автор фильма занимает такую же позицию как и те репортеры горячих репортажей о которых, рассказывает фильм.

Алексей: Вроде бы без оценок?!

Людмила: Он хотел бы безоценочно показать двойное дно или двойную мораль подобных людей, но при этом у него самого оказался короткий поводок. То есть для постановки настоящих социальных вопросов, например, о нравственности современных СМИ, его уровень очень киношный. Его герой показан несущимся вниз по моральной лестнице, его падение очевидно, его цинизм зашкаливает.

Алексей: А мне кажется, что ничего подобного не происходит.

Людмила: Мотивация героя не показана. Это уже не деньги, которых он хотел в начале фильма.

Алексей: В этом заключается определенная слабость фильма. В начале мы видим вора, даже не просто вора - грабителя, а в конце, мы видим человека, который сознательно утаивает от полиции информацию, для того, чтобы оказаться очевидцем преступления раньше других. Здесь не происходит эволюции личности, скорее это эволюция дела — человек с характером падальщика пришел в профессию, где это качество подходит. Они нашли друг друга.

Людмила: Получается, автор пытается сказать, что все кто работает по этой профессии были изначально под этого заточены? Не так ли? Хотелось бы наоборот, увидеть, что происходит с нормальным человеком, попавшим в эту профессию.

Алексей: Совершено верно! Но этого нет! Хотя в фильме есть и действие, и размышление, но все-таки он оказался пустоват.

Людмила: Жаль. Тема-то очень интересная.

Алексей: Согласен. На мой взгляд, было бы интересней, если бы показали человека, у которого присутствуют муки совести, который ставит перед собой определенные вопросы. Сложность в том, что профессия эта нужная: люди, снимающие преступления, должны показывать весь ужас этих деяний. Мы, как общество, нуждаемся в таких профессионалах, освещающих зло, проявляющих темную сторону жизни. Но что делать с тем процессом, который выражен в одной заезженной, но правдивой фразе: если ты долго смотришь в бездну, бездна начинает смотреть на тебя. Как этим людям защититься от внутренней деформации? Плюс фильма, в том, что это вопрос, обращенный и к нам тоже! Что мы, как потребители информации ждем и ценим. Какой взгляд нужен нам? Действительно, ли мы просто хватаемся за жареное или все-таки внутренне стремимся быть разборчивыми. Ведь это мы делаем рейтинги! Наш взгляд и наше время, теперь уже не только в телевидении, но и в интернете определяет многое. Говорят, что классические репортеры сейчас в кризисе, потому что любой очевидец происшествия, быстренько снявший все на свой телефон и выложивший в интернет делает бессмысленной работу репортера.

Людмила: Пока ты монтируешь материал, работаешь над комментариями — он оказывается уже в сети. Уже устарел.

Алексей: С одной стороны, актуальные вопросы вроде бы ставятся, но так как с самого начала ты не можешь сопереживать герою, поскольку он какой-то аутист, лично я проскочил мимо персонажа, за него не зацепиться. Фильм был бы убедительней, если бы главный герой был нормальным человеком. Наши знакомые репортеры прекрасно знают об этой профессиональной дилемме; было бы интересней, если бы можно было применить фильм к обычной жизни.

Людмила: Мой знакомый московский репортер работает в дежурной части, связанной с авариями. Он говорил, что единственное спасение в том, что поскольку ты по ночам не спишь, то когда снимаешь, ты не можешь не о чем думать, можешь только снимать. Ночное телевидение требует еще более чем обычно напряжения, мне даже кажется искусственно созданное напряжение. Затем нужно быстро монтировать и отдавать в эфир, поэтому главное ускользает, ты не заостряешься на том, что именно ты снял. Суть события не улавливается.


Алексей: Лично для меня хоть немного эмоционально понятная аналогия того, чем занимаются репортажники — это библейские пророки, люди, которые говорили правду о неприятных вещах. Кстати, многие из них дорого за это заплатили. Мне кажется, что репортажник с большой буквы — это человек, в котором есть свой пророческий пафос. То есть это не объективный наблюдатель, а человек, который с определенной моральной точки зрения показывает зло. Я не имею ввиду плоско и черно-бело, но у него есть миссия, есть ощущение! Именно эта миссия или ощущение может спасти человека от того, чтобы он не стал всеядным падальщиком.

Людмила: По-крайней мере, если ты показал трэш на экране — то объясни почему! Что ты хочешь сказать, показывая мне это сейчас? Как раз пророки, чаще всего пугая, объясняли, что они хотят этим сказать.

Алексей: Да. Внутренняя мотивация, не всегда очевидно, но может влиять. А в долгосрочной перспективе точно влияет на тот, характер, который приобретают репортажи. Насколько я знаю, самые великие репортеры и фотографы — это люди с высоко развитым чувством морали, с желанием внутренне различать то, с чем они сталкиваются. Я читал интервью с одним фотографом, из которого видно насколько это серьезное дело; некоторые кадры в последствии меняют всю их жизнь, отношение к себе и людям. Конечно, падальщики будут всегда — это личный выбор человека, но и у нас, как у зрителей тоже есть выбор. Чего мы ищем? Что мы хотим от картинки, изображающей события? Я бы поставил этому фильму тройку. Или четыре с минусом. Потому что хоть и неплохо снято, но определенные важные вещи, могли бы быть острее и продуманнее.

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 google +

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Несколько женщин (Certain Women) режиссер Келли Райхардт
Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Путешествие времени (Voyage of Time: Life's Journey) режиссер Терренс Малик
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Манчестер у моря (Manchester by the Sea) режиссер Кеннет Лонерган
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)