Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт

Ночные движения, Night Moves, Келли Райхардт, Kelly Reichardt, 2013, кино, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, какой фильм посмотреть?, раскадровка, KM, КМ Ночные движения, Night Moves, Келли Райхардт, Kelly Reichardt, 2013, Джесси Айзенберг, Jesse Eisenberg, Дакота Фаннинг, Dakota Fanning, Питер Сарсгаард, Peter Sarsgaard, кино, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, какой фильм посмотреть?, раскадровка, KM, КМ

“Ночные движения” (Night Moves), 2013, режиссер Келли Райхардт

 

Алексей: Фильм режиссера Келли Райхардт “Ночные движения”.

Людмила: Рейхарнт.

Алексей: Вот, не надо начинать, у меня записано РайхарДТ, и так будет читаться!

Людмила: Хорошо. Фильм этого режиссера “Обход Мика” вы ранее обсуждали с Антоном.

Алексей: Да, по сравнению с ним эту картину можно назвать очень динамичной. Хотя, ты сказала, что все очень медленно.

Людмила: Я думала, что погибну при просмотре этого фильма от медлительности происходящего.

Алексей: Тогда тебе нужно пойти на фильм “Марсианин” - тебе понравится; там есть динамичные прыжки и выращивание картошки на Марсе. А этот фильм о трех активистах-экологах, можно сказать полудокументальный, потому что в середине 10-ых годов нашего столетия, например, в 2006 году был целый ряд терактов осуществленных экологическими активистами

Людмила: Мы обсуждали на эту тему документальный фильм “Если дерево упадет”.

Алексей: Да. Здесь то же самое: трое активистов решаются взорвать дамбу, которая с их точки зрения символизирует доминирование индустриального прогресса над живой природой, и вообще, над глубинными потребностями человека. Один из героев произносит фразу-лозунг: Лосось погибает лишь для того, чтобы вы проводили сутки напролет в aipod. Фильм интересен тем, что как минимум двое из персонажей: Джош, которого играет Джесси Айзенберг и Дина (Дакота Фаннинг) действительно являются молодыми идеалистами, которые живут идеями эко-движения. Причем живут буквально; он работает на эко-ферме, а она в каком-то салоне.

Людмила: В модном ритуальном месте: экологическом spa!

Алексей: В общем они экологисты дальше некуда. Правда, мясо едят! Это, конечно, большой недостаток. И вот, они решают взорвать дамбу.

Людмила: Начинив лодку взрывчаткой.

Алексей: Из удобрений. В том смысле, что это будет самодельная взрывчатка, и тут появляется третий персонаж Харви, бывший морпех, который может из подручных средств сделать достаточно мощную взрывчатку. Собственно говоря, весь фильм мы наблюдаем как они готовятся...

Людмила: Ровно в середине фильма - по времени - взрыв раздается!

Алексей: Выясняется, что во время взрыва погиб человек. В свете 11 сентября, в Америке к любым терактам относятся не как к шалостям детишек, а как к чему-то серьезному, поэтому статьи за это тяжелые.

Людмила: Как говорят пожизненно, плюс триста лет.

Алексей: Даже если, просто пожизненно, без трехсот лет… Или триста лет без пожизненного - в любом случае очень серьезные наказания. Возникает вопрос, сломается ли кто-нибудь из них, поскольку убийство человека никак не входило в их планы. Они ведь, все же гуманисты или как их там назвать - борцы за идею, которые, напротив, хотят спасти людей от оков индустриальной цивилизации, губящей все живое. А получилось все наоборот, они сами косвенно повинны в гибели человека; вторую половину фильма они решают для себя вопрос “тварь ли я дрожащая…”

Людмила: В основном этот вопрос решает один, так как самый взрослый из них вообще исчезает из кадра, он остается только в телефонных разговорах и вроде бы сохраняет относительное спокойствие.

Алексей: А девушка наоборот, жестоко мучается...

Людмила: Покрывается пятнами..

Алексей: У нее проступает экзема. И только Джони пытается ответить себе на вопрос: что же делать?

Людмила: По-моему у него начинается паранойя по поводу того, что за ним вот-вот придут.

Алексей: Сюжет довольно простой, но с помощью именно кинематографических средств...хотя Люде не понравилось, а мне кажется, что очень хорошо - режиссеру удалось создать напряжение. С одной стороны, она снимает в реалистичной манере, скажем, показано как они делали бомбу.

Людмила: Очень бытово.

Алексей: Обычно в кино это происходит за секунду, лихо скрутили и готово. А здесь они корпят над ней как было бы в жизни. Это дает напряжение, причем, мы ведь не слышим их мыслей, мы видим со стороны, что какие-то ребятки явно идейные, поскольку мы видим, что по вечерам они собираются, обмениваются мнениями и по нескольким фразам мы понимаем их идеологию. И вот они размеренно делают бомбу, перекидываются словами, обсуждают как бы не попасться полиции - напряжение нарастает. Возникают несколько моментов, где они оказываются под большим вниманием, чем им хотелось бы.

Людмила: Если вынести за кадр их рассуждения, то становится очевидным, что люди планомерно готовятся к преступлению. Логика такая.

Алексей: Да, но характер повествования очень бытовой. Обычно, когда показывают людей, готовящих преступление - ты нутром чувствуешь, что они преступники. Особенно в полицейских картинах видно, что и выражение лиц у них преступное и общий душок какой-то. А здесь, нет ничего подобного, мы видим обычных людей.

Людмила: Сама режиссер сказала, что снимала фильм об опасности радикализма любого вида; экологи - это и наиболее доступный материал, и интересный.

Алексей: Я думаю, она выбрала экологов, потому что, им легко симпатизировать. Хороший ход.

Людмила: Ну да, они же не против человека.

Алексей: Если бы она выбрала исламских террористов, западным людям было бы сложней себя идентифицировать. И даже взять революционеров начала ХХ века, не всем легко сравнивать себя с ними. А тут, экологи - они же хорошие; они за правду; за то, что бы планету спасти; за то, чтобы жирные корпорации поумерили свои аппетиты и позаботились о природе. И вот эти милые ребятки… в данном случае показан их путь; показано, что, если ты выбираешь…
Почему мне нравится ее медлительный язык; потому что ты видишь, что, процесс выбора, который мы делаем, процесс очень незаметный. Они не пели гимна и затем выдвинулись куда-то, нет, они движутся потихоньку, у них вызревает определенная решимость, потом они полностью поглощены приготовлениями, рефлексия отступает. И на некоем этапе, вся эта совокупность маленьких шажков ставит их в положение, когда назад уже пути нет. Уже все решили, все сделали и глупо двигаться назад. Возникает интересное ощущение, что ты тоже вовлечен в их внутреннюю жизнь, плывешь вместе с ними в лодке. Там есть момент возле дамбы, когда они не могут от нее отплыть, потому что их видно с дороги, а на ней как раз в чьей-то машине спустило колесо. Водитель меняет колесо, они ждут затаившись, а мы думаем: да меняйте уже быстрее! Почему-то мы им сочувствуем, они примерно такие же как и мы - приятно, когда у людей есть идеалы, когда они борются за что-то высокое!

Людмила: В принципе ребята хотели сделать что-то крупное, значительное, чтобы заявить о своем мнении.

Алексей: Да. Не просто слушать лекции по экологии и выращивать биоовощи, а сделать поступок. Понятно, что на эту риторику очень легко попасться, особенно молодым людям. Режиссер хорошо выявила психологические особенности радикальных движений.

Людмила: Поэтому там выражено и контрмнение, озвученное старшим поколением, владельцем фермы: что нам одна дамба, когда в округе их двенадцать. Если уж взрывать, то все. Но лучше заниматься чем-то созидательным - держать экоферму, лучше, чем взрывать. То есть их поступок показан и с внутренней стороны, и с внешней.

Алексей: Очень хорошо показано, что, если один раз ступил на темную сторону, потом уже трудно выбраться. Эти поступки начинают цепляться один за другой; когда ты ставишь себя в серую зону, там включаются другие правила, другая логика и очень трудно выбраться. Включается всепоглощающий страх; на мой взгляд здесь именно кинематографическими способами показан этот страх и эта паранойя. Причем, ничего особенного не сделано; просто он озирается при каждой проезжающей мимо машины, подозревает всех людей шушукающихся между собою - все это нарастает до ненормальных размеров. Мы мыслей его не слышим, парень вообще из молчунов, но мы видим его внутреннюю борьбу и те страшные решения, которые он для себя принимает; иногда очень ситуативно, но и тем не менее, они становятся необратимыми. С точки зрения психологизма и возможности побыть с персонажами, соприкоснуться с ними, у режиссера, на мой взгляд, большой успех. Герои проходят параллельные процессы, те же что и в душе Раскольникова у Достоевского.

Людмила: Сама режиссер спокойно относится к таким параллелям с Раскольниковым.

Алексей: Сейчас невозможно снять современный фильм в западной культуре, где бы не было связи с Раскольниковым. Достоевский слишком хорошо об этом написал. Особенность Достоевского в том, что он изобразил это с помощью слов, мы видим внутренний монолог героев. Здесь же мы ничего подобного не видим, видим его извне. Это добавляет новое измерение. На мой взгляд, режиссер очень убедительна. Та самая медлительность, которая тебе не понравилась, мне кажется необходимой для того, чтобы погрузиться в ту атмосферу, где находятся герои. В этом смысле фильм оказывается психологически достоверным и убедительным, именно этого не хватает многим фильмам. Режиссеры не позволяют себе этого, то ли под давлением финансов или то ли из-за еще чего-то…

Людмила: Опять же, у всех разные задачи. Она теряет динамику! Ставя перед собой задачу погрузить зрителя во внутренний мир героев, она теряет в динамике и как следствие на этом фильме очень сложно сосредоточиться - зритель страдает.

Алексей: Смотря какой зритель, например, я получил удовольствие, именно потому что мне предоставили достаточно пространства для того, чтобы я мог понаблюдать и поучаствовать; потому что для меня, одной из важных функций кино является эмпатия, соприкосновение с персонажами; если это невозможно, то для меня это недостаток фильма. А здесь все соблюдено. Конечно, с точки зрения ритма - он медленный, но как погружение в атмосферу - он верный.

Людмила: При этом она дает некий срез, кризис, который не для героя, не для зрителя не разрешаем, поэтому ты остаешься в напряжении. Чем хорошо жанровое кино, ты знаешь, что будет хеппи энд, но это необходимая тебе разрядка. Да, из тебя выжимали эмоции, может быть, не совсем честно, но зато тебе предложили некий выдох, катарсис. А здесь тебя напрягли, погрузили и оставили как героя Мэтта Дэймона на Марсе. Что делать?

Алексей: Да, она выдохнуть не дает, для того, чтобы с последними титрами ты не прекратил внутренний процесс, который в тебе идет. Опять же говорю, для меня - это плюс фильма, это его преимущество. Такой прием не всегда срабатывает, но здесь он выглядит очень неплохо. Повторюсь снова: здесь хороший выбор персонажей, им легко сопереживать, но сопереживая, ты видишь как легко преступить черту. Черта эта настолько не очевидна, что лучше даже не выбирать то направление, где в результате мелочей, ты не можешь вернуться назад; когда одно преступление влечет за собой другое. И все идеалы, и возвышенные слова оказываются разбитыми о звериный инстинкт самосохранения. 

 

рецензия на фильм "Старая радость" (Old Joy)

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 google +

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)
Небраска (Nebraska) режиссер Александр Пэйн
Похороните меня заживо (Get Low) режиссер Аарон Шнайдер
Истории, которые мы рассказываем (Stories We Tell) режиссер Сара Полли
Место под соснами (The Place Beyond the Pines) режиссер Дерек Сиенфрэнс
Вся президентская рать (All the President's Men) режиссер Алан Пакула