Нет смерти для меня (режиссер Рената Литвинова)

Нет смерти для меня, 2000, Рената Литвинова, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Нет смерти для меня, 2000, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Нет смерти для меня, 2000, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?

Людмила: «Нет смерти для меня» - так называется документальная режиссерская работа Ренаты Литвиновой, где она берет интервью у актрис советского кинематографа, уже пожилых женщин, которые вспоминают о своей прожитой жизни. Она довольно смело спрашивает их о смерти, они вместе пытаются осмыслить уход человека из жизни, но, также она вплетает в фильм тему бессмертия, которое дарит работа в кинематографе. В своих ролях они навсегда останутся молодыми, полными сил, это бессмертие, за которое они заплатили большую цену: одиночество и чаще всего именно одинокую старость. Рената Литвинова пытается дать зрителю почувствовать, стоит ли платить такую цену...
Алексей: Что-то есть в этом фильме похожее на «7 дней и ночей с Мерилин». Лично мне тяжело смотреть на Ренату Литвинову, говорящую на серьезные темы из-за ее специфических манер.
Людмила: Итак, актрисы о которых идет речь: Татьяна Окуневская, Нонна Мордюкова, Татьяна Самойлова, Лидия Смирнова и Вера Васильева. Как говорит сама Литвинова, «их жалобы и вздохи» мы услышим.
Алексей:

Нужно отметить, что это актрисы тоталитарного периода, особенность которого, помимо прочего, в том, что многие актеры, несмотря на свою славу, состояния себе не сколотили. В советские годы больших денег было не заработать, такого статуса и богатства как в Голливуде было не достичь, но слава могла быть огромной.

Из них только одна была замужем.

Людмила: Да, Вера Васильева. Ее супруг, тоже актер, но второго эшелона, к сожалению уже умер.
Алексей: То есть на момент съемок все одиноки? Нет, тогда еще нет. Теперь же нет в живых ни Мордюковой, ни Самойловой.
Людмила: Окуневская, говоря об актерской профессии называет себя материалом. Она говорит, что как материал мы всем интересны, пока молоды и красивы. А живая Окуневская не интересна никому, Рената Литвинова ее перебивает — Ну, как же? Мне интересно. А Окуневсая отвечает — Если я себе самой не интересна, то как же вам может быть интересна? В чем-то кокетство, но за все это очень большая цена заплачена.
Алексей: Мои ощущения от этого фильма такие: он очень любопытный, но все эти актрисы вызывают во мне очень неприятные ощущения. Рискну выглядеть снобом, но вспоминается отрывок из «Войны и Мира», где одна пожилая дама просила на балу у кого-то военачальника расположения к своему сыну. Как описывает Толстой - она попыталась в этот момент включить все свое обаяние, как в молодые годы — получилось подчеркнуто неприятно. Вот такое у меня ощущение от этих актрис. Понятно, что внутри, они все еще воспринимают себя звездами, молодыми и прекрасными. Видимо, это свойственно человеку, видеть себя в лучшем виде в жизни. Но выглядит все это очень несуразно. Может быть Литвинова их так позиционирует, не знаю. Кокетничающие бабули. Речь не идет о том, что женщине нельзя говорить о возрасте, я не о том — интересную вещь сказала сама Литвинова, мне из всех ее пространных монологов это единственное запомнилось — Очень мало кому удается стареть достойно!
Людмила: «Благородно состариться — дар избранных!»
Алексей: Именно! Извини, мне не удалось запомнить дословно. Так вот, дело в том, что как-то неблагородно выглядит их старость: какая-то несуразность между их попытками кокетничать и их возрастом. Я вспоминаю образ своей бабушки, хотя, конечно, здесь я не беспристрастен, но для меня это воплощение благородной старости. Она никогда и в молодости не красилась, потому что крестьянка, но зато и в старости не было нелепой, нанесенной уже непослушными руками, губной помады, небрежно накрашенных ресниц и так далее. Попытки подтянуть себе кожу как-то не очень помогают в создании гармоничного образа.
Людмила: Но тогда они должны смириться с тем, что их жизнь упростилась: все, нужно перестать мечтать, превратиться в обыкновенного человека, тогда как всю жизнь ты был кем-то необыкновенным. Ради тебя мужчины бились, за тебя сражались режиссеры...
Алексей: Тогда возникает вопрос, а в чем собственно их красота? Единственная из этих женщин, которая мне показалась интересной, эмоционально симпатичной это Вера Васильева. Единственная из них, которая была замужем, сказавшая: я приняла решение быть замужем. И хотя у них не было детей, но в ней есть что-то живое; то, что вызывает уважение в зрелых женщинах. Что-то от матери, от бабушки, не в смысле старости, а в смысле внутренней зрелости, уравновешенности; когда нет уже желания любой ценой позвездить; когда понимаешь, что твое богатство уже в нечто большем, чем очарование.
Людмила: Да, она, действительно, очень достойная женщина. Она сказала, что после того, как приняла решение выйти замуж, “ни один мужчина больше ни разу не дотронулся до моей руки со значением”. Я просто записывала их на цитаты, все они очень интересные женщины.
Алексей: Да, говорили они очень хорошо, я поймал себя на том, что советская актерская школа — это очень стройная речь. Современные актрисы в интервью говорят намного хуже. А у старой школы все выстроено, правильно. Конечно есть у Мордюковой ставропольеизмы и южные интонации, но все равно все их речь очень грамотная и логичная. Тем не менее, есть в этом что-то искусственное, изредка естественное, но чаще всего видно, что не могут они перед камерой не играть. Может быть их Литвинова так настроила; сказала им, что это фильм, и они стали вести себя как в фильме: высокие фразы, часто они говорят подняв лицо кверху! Может быть это влияние кино советского периода, с его идиотским пафосом, с высоким штилем.
Людмила: Может быть их так снимали.
Алексей: Нет. Они сами вытягивали лицо вверх, есть в этом что-то мавзолеистое.
Людмила: Все равно это портреты живых людей, живые истории...
Алексей: Я говорю о том, приятно или неприятно мне на эти портреты смотреть. Вначале я смотрел только отрывки из фильма, и мне показалось, что Рената Литвинова специально над ними издевается. Оказалось — нет! Вовсе нет, они сами такие! К Литвиновой, как к режиссеру фильма, я проникся даже некоей симпатией.
Людмила: Нет, она как зеркало!
Алексей: Не бывает зеркала, всегда есть диалог.
Людмила: Она благодарный слушатель, она им как зритель.
Алексей: Да, она ведет себя с ними как фанат, это точно. И они ведутся на это и раскрываются. Часто это выглядит непривлекательно.
Людмила: Вернемся к вопросу, стоит ли кинематографическое бессмертие твоей жизни и красоты?
Алексей: Литвинова однозначно говорит, что да. Я скажу — нет! Она апеллирует к тому, что мы вечно будем их помнить такими. Я, знаю из всех только Мордюкову, нынешнее поколение знает еще меньше, а следующее их забудет. Они будут иметь значение только в среде киноманов. Даже если взять случай с Мерилин Монро, образ которой не меркнет, она остается иконой кинематографа или образ, созданный Натали Портман в фильме «Черный лебедь» - человек не сводим к тем ролям, которые играет, он не сводим даже к своему призванию. Это очень важная вещь — человек становится личностью в значительной мере через отношения с окружающими людьми, особенно с самыми близкими. Если ты не научилась в жизни тому, что называется верностью, а из них никто не научился, кроме одной, то я скажу — плохая из тебя женщина. Ты как женщина не состоялась. Звучит жестко — я понимаю. Но для меня, женщина – это мать, это жена! Конечно, важна и карьера, и жизненный рост, я не хочу услышать обвинения в гендерном шовинизме, потому что по мне и для мужчины важно тоже самое - отдача себя людям, но не в смысле звездения, а вкладывание себя в жизни других людей. Если ты этого не делаешь, то ты — пустышка, даже если ты глава крупной корпорации. Есть разница между тем, чтобы достичь личностного успеха и тем, чтобы состояться как личность - для меня это большая разница. Если ты вкладывал себя в жизнь других, ты знаешь, что означает доверие, забота, любовь — без этого, человек — скорлупа. Я люблю разговаривать с пожилыми людьми, именно поэтому этот фильм привлек мое особое внимание. Как в случае с Бекхемом, я думаю, чем дольше продлится его жизнь, тем больше ему будет казаться, что многое в его поведении было, мягко говоря, неприличным. Потому что человек, к концу жизни становится способным оценить ясно, что было зерном, а что — шелухой. Я вижу этих героинь людьми, которые не увидели в чем зерно; то, на что они сделали ставку — оказалось шелухой, поэтому им остались просто маски. И мне их искренне жаль, и также жаль, что решения, которые они принимали в жизни были неверными. Если в жертву тому, чтобы быть звездой и навечно быть запечатленной на кинопленке или в за любой другой эквивалент жизненного успеха, отдать всю свою остальную жизнь — это выглядит очень жалко. Словно резьба по яичной скорлупе. Не знаю, видела ли ты когда-нибудь эту изумительно тончайшую технику. Но, лишь коснешься — все рассыпется. Это как раз то ощущение, от которого я не могу отделаться, вспоминая об этом фильме.
Людмила: Да, конечно, там слишком натурально показано, как они оживляются оттого, что кто-то, вдруг, заинтересовался ими, будь то поклонники или тем более, Рената Литвинова! Но, ведь чаще всего они просто сидят дома, одни — и это видно!
Алексей: Кстати, я глубоко убежден, что они не стали бы худшими актрисами, если бы приняли в своей жизни иные решения. Лидия Смирнова рассуждая о том, что у нее нет детей, вспоминает свою юность, когда из-за предложенной ей роли, она и сама теперь понимает, что пустяковой роли, сделала аборт и больше уже не смогла забеременеть. Это очень назидательный момент в фильме, ясно, что сейчас она сожалеет; понимая, что откажись она тогда от той роли — ничего бы в ее жизни не рухнуло, и актерское призвание в том числе. Это только кажется, что каждая минута жизни решающая. Нет. Не подумайте, что я пытаюсь с высоты своей «глубокой зрелости» поплевать на них свысока, нисколько. Для мужчин поставить всю свою жизнь на карту внешнего успеха — это еще большее искушение. Женщины все-таки, и интуитивно, и благодаря общественным устоям, быстрее решаются вложить себя в других людей, хотя бы в детей, что уже очень много! Поэтому, когда я смотрю на женщину, которая сделала мужской выбор, меня это особенно отталкивает.
Людмила: Я хочу сделать ремарку, именно со стороны Литвиновой, которая выражает безусловное уважение и восхищение ими. Мне очень понравилось как она спрашивает Окуневскую, не одолевают ли ее поклонники? А та отвечает — Это неприлично, спрашивать о поклонниках у восьмидесятилетней женщины! Во-первых, они мне не нужны! А, во-вторых, - они есть! Это прозвучало очень здорово.
Алексей: Да, это прозвучало интересно. Все-таки, важны они для нее в восемьдесят лет.
Людмила: На этом заканчиваем, помните ли вы этих актрис, интересна ли вам их жизнь - решайте сами.
Алексей: Лично я этих актрис помню не очень хорошо, только из глубокой памяти детства, тем не менее, фильм интересный. Я бы его в театральных ВУЗах показывал, потому что обычно, мы оцениваем профессиональное образование с интеллектуальной стороны, а о влиянии профессии на характер и на судьбу говорить не принято. Неловко как-то. Данный фильм мог бы быть очень полезен и своевременен молодым людям.

 

 

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

google + kino-mimino