Развод Надера и Симин (Jodaeiye Nader az Simin) режиссер Асгара Фархади

Развод Надера и Симин, Jodaeiye Nader az Simin, 2011, Асгар Фархади, Asghar Farhadi, Пейман Моади, Peyman Moadi, Лейла Хатами, Leila Hatami, Саре Байат, Sareh Bayat, Сарина Фархади, Sarina Farhadi, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Развод Надера и Симин, Jodaeiye Nader az Simin, 2011, Пейман Моади, Peyman Moadi, Сарина Фархади, Sarina Farhadi, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Развод Надера и Симин, Jodaeiye Nader az Simin, 2011, Лейла Хатами, Leila Hatami, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?

"развод Надера и Симин" (Jodaeiye Nader az Simin), 2011, режиссер Асгар Фархади

 

Л. Александрова - Иранский фильм «развод Надера и Симин» меня лично сразил наповал.

А. Власихин - То есть понравился?

Л. Александрова - Да. Призы даны не зря и за Оскара буду болеть, не знаю, правда, какие будут конкуренты, список надо посмотреть. В общем супружеская пара в современном Иране подают на развод, потому что когда-то, не так давно планировали отъезд из страны, мотивируя это будущим дочери, что ребенку надо более свободное будущее. Но, к сожалению, за это время, пока собирались, жена понимает, что они так и не уедут, потому что у мужа тяжело заболел отец, болезнью Альцгеймера - он ничего не понимает уже, и муж говорит, что не бросит его. И она подает на развод именно потому, что он не оправдал ее планы и она собирается уезжать, а он остается. Но судья говорит, что это не повод для развода, тем более, куда определять ребенка? Судья говорит, решайте, что вы будете делать, особенно по вопросу того, с кем останется дочь? Это пара просвещенных иранцев, по манере Симин надевать или повязывать платок, мы видим, что это уже современные люди, платок традиционен, но он не скрывает ее, это просто дань обычаям, но он современно повязан и она современная женщина. Как и Надер, работающий в офисе, представляет собой современного просвещенного человека.

А. Власихин - Под просвещенностью ты имеешь ввиду некую прозападность?

Л. Александрова - Ну, да. Современность.

А. Власихин - Просто хотел уточнить. Что для тебя просвещение.

Л. Александрова - Это семейная драма; разговор с судьей — это первые кадры фильма, а потом им дают время, чтобы подумать и разобраться. Но она говорит, что не станет с ним жить, она твердо решила уехать и все. До времени отъезда она съезжает к маме, он остается один, а дочь принимает решение пока пожить с ним. Тут еще дедуля, для заботы о нем нанимают иранку, традиционную женщину, полностью в парандже. Она приходит туда с маленькой дочкой, чтобы ухаживать за стариком, но при этом, нанявшись для ухода за старым человеком, она, когда старик обмочился, звонит кому-то из духовных лиц, чтобы узнать можно ли его вымыть, это все-таки мужчина, поменять ему одежду - грех это или не грех и так далее... Нелепое поведение, понятно, что она идет на этот шаг из-за бедности. В конце концов, там такое начинается! Просто каждый кадр — это поворот сюжета! При этом снято все очень нейтрально, очень скупо, почти репортажный тип съемки. В какой-то момент Надир приходит домой и видит, что его больной отец привязан к кровати, а женщины нет, да еще и деньги пропали. Когда она возвращается, он в запале кричит — почему вы бросили старика? И выталкивает ее из квартиры, а женщина оказывается беременной, она падает и ребенок умирает и его начинают обвинять в непредумышленном убийстве, вот такой поворот!

А. Власихин - Сильно!

Л. Александрова - Там конфликт на нескольких уровнях: жена—муж — это конфликт между свободой и традиционными ценностями, когда сын должен ухаживать за отцом и так далее. Второй конфликт между Надер и мужем сиделки своего отца, между человеком образованным и человеком, свято чтящим Коран, но диким и импульсивным. Два мужчины, к тому же один бедный, а другой богатый сталкиваются, и конечно муж сиделки хочет, чтобы Надера посадили в тюрьму за убийство его ребенка. Плюс еще один уровень конфликта — это большой конфликт между свободой и ограничением и тому подобное..
Самое-то интересное, что главными становятся не Надер и Симин, которые выведены в название фильма, потому что их история параллельно развивается с судебным разбирательством, со второй парой, которые словно антиподы — ну совсем противоположная, традиционная семья; где жена боится мужа и так далее. Симин же курит, перечит мужу и имеет свою точку зрения..

А. Власихин - ... то есть просвещенная!?

Л. Александрова - Независимая. Вторая женщина, сиделка, боится мужа, не перечит ему...

А. Власихин - ...то есть она темная такая..

Л. Александрова - ... ну не темная она, а законная, скованная какая-то. Потом выясняется, что Надер не совсем виноват, это ... все не так, как мы думали! А главная героиня фильма, на самом деле, - это дочь! Ее в фильме минимум, ее реплик — минимум, но именно она становится заложницей выбора между богатством и бедностью, свободой и традиционными ценностями. Потому что, абсолютно все ситуации в фильме влияют на именно на нее, и ей приходится делать выбор не только между мамой и папой, но и выбор в целом.

А. Власихин - Между укладами жизни.

Л. Александрова - Все выбирает она. В какой-то момент ей приходится соврать, чтобы защитить отца в суде. Хотя она знает, что говорит неправду, но понимая, что отца посадят — врет. К тому же, выясняется, что она осталась с отцом, потому что знала, что мама без нее никуда не уедет. То есть, если она будет с папой, то есть шанс и маму сохранить - она постоянно перед выбором. В конце концов, фильм заканчивается тем же, чем и начинается: они приходят в суд, уже после всех перепетий; отца не посадили, но чтобы понять почему, надо смотреть фильм; они приходят в суд и судья спрашивает девочку — ну, что, ты выбрала с кем останешься? Она отвечает — да. Но дальше молчит. Судья тогда говорит родителям, чтобы они покинули зал, а девочка скажет свое решение только ему. Фильм заканчивается тем, что мы не слышим этого ответа, мы видим родителей, сидящих в коридоре и ждущих решения, и на этом фоне идут титры. Получается, что зрителю нужно решать самому, кто ему ближе и какую сторону выбрать. Фишка в том, что у каждого персонажа в этом фильме своя правда, но и своя неправда, это не идеальные люди, в чем-то они хороши, в чем-то вынуждены врать, идти на уступки, на сделки с совестью и так далее, поэтому это фильм о неопределенности, о трудности выбора. Самый трудный выбор у девочки, так получается, что все поступки родителей отражаются на ней и она для меня главная героиня, хотя по фильму ей лет двенадцать. В жизни она чуть старше, это дочь режиссера - Сарина Фархади, и очень сочуствуешь ей, хотя она всего на несколько реплик появляется, в отличие от всех остальных героев. Если брать конфликт, то у каждого конфликта есть не только две стороны: абсолютный плюс и абсолютный минус или две противоборствующие стороны; у каждого конфликта есть промежуточные ценности, те, которые уравнивают две стороны. И вот как раз-таки, если мы берем свободу и ограниченность — две стороны, то на полюсе ограниченности; религией или традицией; расположена семья сиделки и ее мужа, между свободой и ограниченностью; в ограниченной свободе находятся Надера и Симин сами, то есть они хотят свободы, но обязательства не могут позволить им ее. А еще есть четвертая стадия конфликта; отрицание отрицания, когда герои увеличиваются или утрируются в драматургии фильма, то есть это такой абсолютный минус. Абсолютный минус в этом фильме тоже показан, это тюрьма и болезнь Альцгеймера, то есть, когда у тебя вообще нет выбора и нет свободы. И это прочитывается очень хорошо, то есть ты видишь, что такое абсолютная несвобода, потому что Надер, из-за того, что он заботится об отце, пришел в ярость, когда увидел отца, лежащим на полу, он и не думал в этот момент о беременности этой женщины, хотя он знал о ней, он толкнул ее в эмоциональном порыве, потому для него, она виновата - это она старика бросила одного. То есть он не мог думать о беременности в этот момент, и эта его любовь к отцу, какая-то эмоциональная негибкость и желание жить патриархальными ценностями, и удар по женщине они вылились в крайнюю степень, тюрьма — это крайний полюс. И если, никто из них не находится в свободе, то лучший шанс все-таки у девочки, я думаю, что она выберет маму и уедет из страны.

А. Власихин - Тебе хочется в это верить?

Л. Александрова - Потому что не занято место одно из четырех: есть люди на минусе, ну не на минусе, а на другой стороне ограниченности; есть тюрьма; есть ограниченная свобода, а на полюсе свободы никого нет, он пустует, нет персонажа, который бы занимал эту позицию.

А. Власихин - Может так и надо?

Л. Александрова - Может, но у девочки есть шанс занять это место. Не знаю, что она решила, не знаю, знает ли режиссер, такой, не побоюсь этого слова триллер, потому что повороты сюжета очень напряженные. Там есть очень сильная сцена с женщиной, которая была нанята в сиделки к старику, когда семья все-таки решает заплатить выкуп, чтобы она забрала заявление: ей эти деньги нужны, но она также знает и некую правду, где все выглядит не совсем так. Где возможно, не от толчка и не от падения погиб малыш внутри нее и она это понимает. С одной стороны, - нужны деньги, а с другой стороны, - она опять же, посоветовалась с духовником, который сказал, что, возможно, эти деньги не принесут вам счастья. В конце концов, она из-за мужа, из-за бедственного положения идет на то, чтобы взять эти деньги, но Надер, в решающий момент говорит, - вы же набожная женщина, поклянитесь на Коране, что это я виноват в убийстве ребенка. И она не может. Это настолько сильный момент! Она встала как вкопанная и никто не может ее ни сдвинуть, ни что-либо сделать с ней вообще! Такой страх в глазах, что видно — в клятве на Коране, несмотря на то, что это современный Иран, никогда в жизни она не сможет произнести неправду. Страх этот прямо ощущается. Именно в такие моменты понимаешь всю экзотику фильма, потому что без этого — бытовая история отношений супругов, и какая-то тяжба, все эти паранджи и кораны, смотрятся как норма и ты не обращаешь на них внимание до заострения какого-то, когда ты видишь суеверный страх в глазах женщины, которая ничего не может с этим сделать, не может поклясться на этой книге, ты понимаешь — это я в другом мире!

А. Власихин - Очень интересно, но звучит так, что ты хотела бы жить в мире, где нет такой книги, на которой людям было бы страшно клясться так, чтобы не обмануть?! То есть, ты бы хотела жить там, где обман возможен, если надо.

Л. Александрова - Если надо? Но ведь она...

А. Власихин - Ну вот смотри, здесь режиссер ставит выбор между традиционным обществом, со всем его укладом, который как я понимаю, ты видишь в негативном ключе...

Л. Александрова - Но с другой стороны Надер — он муж и он носитель этих традиционных ценностей, но и он, понимая, что если его посадят в тюрьму, отец останется вообще без ухода и его отдадут в богадельню …. а ребенок останется без отца...

А. Власихин - Ну, если, он хочет уехать из Ирана или если, мысль такая у него была, то не такой уж он и носитель традиционных ценностей..

Л. Александрова - ... но при этом традиционный муж бьет свою супругу..

А. Власихин - Ну, это часть традиционного уклада..

Л. Александрова - Побивает очень импульсивно и вообще неприятно. Для него мир существует в черно-блом измерении, в рамках уважения-неуважения, и правоты, причем абсолютной, то есть либо неправ абсолютно, либо абсолютно прав.

А. Власихин - С одной стороны так, с другой — жить в мире, в котором нет книги, условно говоря, на которой, человеку можно было поклясться, тоже — поганенький мир какой-то!

Л. Александрова - Нет, а почему должна какая-то внешняя вещь определять твою нравственность.

А. Власихин - Всегда внешнее определяет нравственность, должна быть какая-то система отсылки к чему-то, внутреннее чувство — это все ерунда, это ничего, оно должно быть, каким-либо образом, усвоено. Оно само в себе на рождается в нас, оно рождается потому, что тебя так воспитали, грубо говоря эта книга, она так или иначе присутствует..

Л. Александрова - Но ведь, эта книга определяет для этой женщины не просто ложь или правду, но еще и толкает ее на хороший поступок, например, помощь старику..

А. Власихин - Я не об этом говорю, я не сторонник традиционного уклада, я считаю, что его нельзя романтизировать, но и идеализировать ее побег на Запад тоже неправильно, потому что не все так идеально и шоколадно и мы-то, в нашем историческом пути и в ту и в другую сторону успели мотнуться.

Л. Александрова - Ну, а как бы ты ответил на вопрос судьи, который не получает ответа в фильме, он спросил у матери: а что, девочке, действительно, будет лучше, если она уедет? Все происходящее ведь ради будущего дочери; будущая жизнь в стране, где все расписано, где жесткие цензурные ограничения и манеры поведения или жизнь в свободе, на Западе, который ее символизирует.

А. Власихин - Категоричного ответа на этот вопрос нет; потому что, возможно, лучше будет уехать, а, возможно лучше остаться — и на том месте, где она будет находиться нести людям какой-то свет! Вообще, самые яркие образцы подлинной свободы духа, они-то как раз проявлялись в ситуациях сложных и критических; в ситуациях вызова; там, где все это было как-бы не очевидным, тот же Махатма Ганди в Индии, Мартин Лютер Кинг в США, или Христос, который родился в Палестине, находящейся под властью римлян. Или я сейчас вспоминаю Дитриха Бонхёффер, одного из крупнейших деятелей сопротивления в нацистской Германии, у которого точно был шанс уехать из страны, после того, как Гитлер пришел к власти; когда он был в с лекциями в Америке, его уговаривали остаться... Нет, он понимал, что его выбор остаться в своей стране, быть со своими людьми, в Германии, он, в конечном счете погиб, но явил этим самым высоту духа.. Для девочки, не знаю, трудно от двенадцатилетнего ребенка ждать сложного выбора: свободы или несвободы, традиции или не традиции, думаю у нее еще выбор на уровне мама-папа. Ее выбор больше определяется не тем, чтобы эмигрировать или не эмигрировать, а тем, чтобы семья сохранилась или как сделать так, чтобы она сохранилась, а если она точно не сохраняется — то как быть? Вот выбор, который по-настоящему остр и мучителен для нее. Может быть тот выбор, который не берут в расчет родители. Очень часто, когда родители разводятся, я это беру и из своего опыта чуть-чуть, они все равно пытаются убедить, скорее всего себя в первую очередь, что это все на благо детей. Ничего подобного! Для блага себя вы это делаете! В большинстве случаев, для своего блага, будьте честными, дети — жертвы! Иногда вынужденные, ну, понимайте это, не надо никого обманывать. Так и здесь, мы видим, что у них есть мотивы, какие-то обоснованные интересы, в их глазах, значащие много, но, как и в данном случае ребенок исходит совсем из другой логики.

Л. Александрова - Слово «развод», которое обозначено в названии фильма, слово очень сильное, мы видим, что это не просто решение расстаться с человеком, а словно мир, раз — и обрушился! Случайно возникшие сложности, выглядят как последствия, мы видим тотальное обрушение мира, который был создан в рамках семьи — четырнадцать лет они жили вместе. Причем он непоправимо разрушается, как-будто какая-то сила его разламывает на куски, хотя казалось бы муж не против, он ставит вопрос так — ну, хорошо, я остаюсь — это точно. И вот это решение, которое принимает Симин, оно, действительно, просто разрушает все вокруг. Поэтому так тяжело смотреть.

 

рецензия на фильм "Развод Надера и Симин" (Jodaeiye Nader az Simin)

обсуждение фильма "В тени" (Under the Shadow) в проекте "Раскадровка"

рецензия на документальный фильм "Это не фильм" режиссера Джафара Панахи

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 google +

 

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Almost Heaven (Почти Рай) режиссер Кэрол Салтер
Самый счастливый день в жизни Олли Мяки (Hymyilevä mies) режиссер Юхо Куосманен
На исходе дня (The Remains of the Day) режиссер Джеймс Айвори
Причастие (Nattvardsgästerna) режиссер Ингмар Бергман
Аритмия (режиссер Борис Хлебников)
Прибытие (Arrival) режиссер Дени Вильнёв
Несколько женщин (Certain Women) режиссер Келли Райхардт
Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Путешествие времени (Voyage of Time: Life's Journey) режиссер Терренс Малик
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Манчестер у моря (Manchester by the Sea) режиссер Кеннет Лонерган
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция