Опасный метод (A Dangerous Method) режиссер Дэвид Кроненберг

тупоугольный треугольник: «Опасный метод» Дэвида Кроненберга ● сплошное либидо: неужели весь мир действительно держится на одном гвозде? ●● Фрейд против сверхъестественного: можно ли объективно объяснить все неврозы человека?

Опасный метод, A Dangerous Method, David Cronenberg, Кира Найтли, Keira Knightley, Вигго Мортенсен, Viggo Mortensen, Майкл Фассбендер, Michael Fassbender, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Опасный метод, A Dangerous Method, Вигго Мортенсен, Viggo Mortensen, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Опасный метод, A Dangerous Method, Кира Найтли, Keira Knightley, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? 

Людмила: Мы посмотрели, и Алексей, и я, и мои друзья тоже посмотрели и могу сказать, что крайне разочарованными мы вышли из кинотеатра, потому что фильм не для большого экрана, он камерный и, даже слишком камерный, очень много диалогов, которые не похожи на диалоги...
Алексей: ..Да. Мне кажется, что основная проблема не в большом экране, потому что если фильм хорош, то он и в большом варианте и в малом — хорош. Ну, конечно, есть фильмы, в которых много действия и они на большом экране смотрятся лучше, есть фильмы, которые неплохо смотрятся в камерном варианте, особенно, где всякие дешевые трясущиеся камеры, где, говорят, что у человека неподготовленного на большом экране просто голова кружится.
Людмила: Здесь Кроненберг, откровенно говоря, подстроил ловушку даже своим почитателям, потому что он снимал визуально напряженные и непростые фильмы, например, чего стоит та же самая «Автокатастрофа» - один из самых скандальных его фильмов. И тут вдруг, такая визуальная сдержанность! При этом он оправдывает эту сдержанность и скучность тем, что он стремился к честному отображению эпохи. То есть время, когда жили Фрейд и Юнг было пуританским, эпохой воротничков и тем скандальнее были для того периода теории Фрейда, и именно, чтобы погрузить нас в эту скучность и монотонность пуританской эпохи он и использовал такое визуальное решение.
Алексей: Что меня во всем этом смущает, это то, он как-будто бы реконструировал историю по официальной переписке. Когда смотришь исторический фильм, особенно сейчас, в наше время, все-таки ожидаешь более личный, более, можно сказать интимный подход к эпохе. Какое-то личное прикосновение...
Людмила: Нет. Есть два вида исторических фильмов. Есть авангардное произведение, когда идут какие-то обобщения, а есть простой ликбез, то есть как оно там было...
Алексей: .. Сейчас опять вздыхать начну!
Людмила: А что?! Большая часть исторических фильмов снята как ликбез!
Алексей: Давай так! Если бы ты, никогда ничего не слышала о Фрейде и Юнге, действительно бы ты из этого фильма поняла, что такое психоанализ и чем Карл Юнг отличался от Фрейда, и поняла ли ты? Извини, что я прямо так в бой и с наездом почти.
Людмила: Ну, я поняла, о чем они спорили и так далее, потому что там посвящена этому довольно большая часть.
Алексей: Настолько каким-то пунктиром, что мне кажется, если нет предворительного знания, то фильм пролетает мимо. Так что, как ликбез он не работает, ну разве что мы узнаем, что есть такие имена как Фрейд и Юнг и Сабина Шпильрейн, пациентка и любовница Карла Юнга. Еще мы узнаем, что Юнг был богаче Фрейда, и тот по этому поводу чуть-чуть завидовал, вот и весь ликбез.
Людмила: Тогда он должен быть рассмотрен как авангардный, где герои вплетены как носители определенных идей, в том числе близких к современности.
Алексей: Я все-таки считаю, что фильм не удался, он промазал. Дело не в скучности, есть фильм «Вечерний экспресс Сансет Лимитед», где два героя Сэмюэл Джексон и Томми Ли Джонс ведут на протяжении полутора часов ведут сложный разговор о Боге; есть Бог — нет Бога. Но ты полтора часа смотришь это, они все время в одной комнате разговаривают, а напряжение держится, есть какая-то внутренняя интрига, которую даже не ожидаешь в таком камерном фильме. Здесь же интересно, но так. Любопытненько, - я бы так сказал. Сказать, что-то прояснилось, увиделось, по-новому для меня открылось — не могу. Конечно, Кроненберг не может совсем плохой фильм снять, это понято, все-таки рука уже набита, и мастерство его никуда не денешь, но я бы сказал — фильм не дотягивает, ни про психоанализ, ни про.... Хорошо играет Кира Найтли! Неплохо играет.
Людмила: Тут многие очень спорно оценивают ее работу; то, как переигрывание, то как увлечение методом Станиславского.
Алексей: Но, по-крайней мере, я всегда отдаю дань женщинам, играющим некрасивых женщин, за это мужество я всегда им звезду даю, потому что им это сложно. Тут мне кажется она заслуживает.
Людмила: Тут она старается. Когда видишь, как актер старается, ты выключаешься из его персонажа.
Алексей: Ну может быть, но я скажу, что на ее фоне остальным вообще ничего сыграть не удается. Вот так! Вигго Мортенсен ходит, спрятавшись за сигару, ну вообще ничего! Мне обидно, что неплохие актеры так увязли..
Людмила: .. по-моему Венсан Кассель неплох, мне по крайней мере было интересно, что обаяние может быть частью болезни, потому что он обаятельный такой и это связано с его болезнью.
Алексей: Ну, видишь ли, у меня жена психотерапевт поэтому, я эти вещи знаю хорошо и фильм в этом смысле для меня даже не вторичен, а ….Зная, самого себя подозреваю, что психически нездоровые люди могут быть обаятельны! Конечно же есть в фильме легкие вкрапления хорошей игры, все-таки актерский ансамбль собран хороший, но в целом фильм невнятный.
Людмила: Вообще-то у Кроненберга интересная судьба, ведь это канадский режиссер, в Канаде есть Институт Кинематографии, с которым очень сложно было бороться потому что единственным жанром на который давались бюджетные деньги это документальная драма: что-нибудь про первопроходцев или — вот, какова реальная жизнь. Одним из его первых заметных жанровых фильмов был фильм «Муха».
Алексей: Похож на документальное кино...
Людмила: Да, снимать жанровое кино было подвигом в такой стране! И вдруг этот, человек, который нарушал все эти каноны, всю эту документальность, в конце своей карьеры снимает фильм о скучнейшей реальности, в которой вообще ничего не происходит.
Алексей: Ты предрекаешь ему конец карьеры?
Людмила: В смысле?
Алексей: Ты ему уже диагноз поставила.
Людмила: Я о том, что бунтовал-бунтовал и вдруг, то ли устал, то ли постарел? Непонятно.
Алексей: Потянуло к костюмным драмам... А в конце может быть будет снимать то самое кино, на которое канадское правительство давало деньги.
Людмила: Интрига тут исключительно интеллектуальная, надо слушать что говорят герои и тогда, все будет более-менее интересно - столкновение идей и так далее.. Нужно фильм выключить как видео и включить как какую-то авангардную радиопостановку и тогда интригу там почувствуем: столкновение и так далее..
Алексей: Мне нравится мужская мода конца XIX начала XX века.
Людмила: Что? Тебе нравится? То есть ты смотрел на моду?
Алексей: Да-да! Сложные такие пиджачки-троечки.. В кадре подчеркнуто много курят, что отличает от современного кино.. А если говорить о содержании, то, безусловно здесь главный герой, это зарождающаясь отрасль психотерапии, психоанализа, психологических консультаций, которые стали мейнстримом, по крайней мере в западной культуре и США и в этом фильме тоже есть, на мой взгляд идиотская сцена, где они подплывают на корабле к Нью-Йорку и Юнг говорит Фрейду — Не кажется ли вам, мой дорогой друг, что за этим будущее!!.. - Тьфу, ну, как-то это вообще можно было настолько плоско сделать. В каком-то смысле, действительно, психоанализ получил свое широкое распространение именно в США, а не в Европе. В этом фильме есть несколько профессиональных обсуждений, например, Фрейдово понятие либидо, как некий сексуальный импульс, сексуально желание.
Людмила: Ну и реальность человеческого тела, как единственной реальности, которая вообще есть.
Алексей: Это второй спор. Я бы этот вопрос пошире поставил — возможно ли изучать душу и мышление человека сугубо научно-рациональными методами? Любопытно, что фильм затрагивает время ровно до 1914 года, поскольку Первая Мировая война стала ключевым событием и для европейской истории и для самого Фрейда. Собственно говоря, затем, революция — главная героиня возвращается в Россию, там она сталкивается с и репрессиями, и со всем остальным. Судьбы героев очень перекручены, я это говорю потому, что трагические события 1914, 1917 годов, потом и Вторая Мировая война, конечно повлияли на мышление и Фрейда, и Юнга, и Сабины Шпильрейн. Здесь мы видим только предчувствие грядущей бури, там даже озвучен пророческий сон Карла Юнга, где он видит реки крови, которые надвигаются на Европу. Я не могу без улыбки говорить об этом.
Людмила: Может быть он действительно видел такие сны?
Алексей: Да, но в фильме как-то все это показано чрезмерно, со звериной серьезностью.
Людмила: Меня просто поражает, что понимание психики, тонкой психики не помогло. Сабину не спасло он гибели, от зверского расстрела; Фрейд умер от автоназии, договорившись с другом о сильнейшей дозе морфия, а Юнг сам называет себя больным человеком даже внутри фильма, еще в той, довоенной реальности.
Алексей: Они, безусловно, личности трагичные, и даже сам по себе опасный метод, как они сами несколько раз в фильме произносят фразу что, мы вступили на территорию, которой мы еще не знаем, поэтому опасный метод. Скажем, для современного психоанализа, то, что произошло у Юнга с Сабиной, когда психотерапевт вступает в связь с клиенткой или наоборот, это одно из самых главных преступлений - вылетишь из всех должностей и званий, и никогда больше никто тебя не подпустит ни к одному пациенту или клиенту, потому что отношения, возникающие в процессе работы клиента и психотерапевта не совсем честные, создается искусственная реальность, в рамках которой есть ощущение доверия, взаимности и так далее, но которые, не обязательно транслируются на остальную жизнь. Это такие серьезные ловушки, современные психологи и консультанты очень серьезно с этими вещами работают и пытаются максимально оградить себя и своих пациентов от этого. В этом фильме есть один вопрос, который очень активно обсуждается и сегодня, но в фильме он опять же звучит с идиотским пафосом — Фрейд говорит Юнгу, что и через сто лет наш метод не примут до конца! Это опять же отсылка; Кроненберг подмигивание такое выразительное всем нам посылает, и действительно, вопрос многих и возражение, которое выражено в словах Юнга, что неужели вся человеческая жизнь держится только на сексуальном стремлении и желании? Кстати, сам Фрейд, пройдя Первую Мировую войну от этого тезиса, в таком чистом виде отказывается. У позднего Фрейда, насколько я помню историю психологии либидо расширяется до такого более философского обшироного стремления к жизни. Фрейд пишет, что есть либидо и есть танатос — стремление к жизни и стремление к разрушению, к смерти, он более широкие философские концепции здесь обобщает. И я, отдавая должное Фрейду, видя его заслугу в том, что он вообще эту тему поднял, потому, что в викторианской Европе конца XIX начала XX века вообще не принято было говорить о том, что человек существо сексуальное и сексуальность в его жизни играет огромную роль, это глупо отрицать, это, на мой взгляд, является чем-то очевидным. И это очень хорошо, что сегодня мы можем об этих вещах говорить и признавать их, но в то же время, мне кажется, что он поменял местами телегу и лошадь; то есть то, что является причиной с тем, что является следствием. На мой взгляд, стремление к сексуальной близости — это вообще частный случай стремления человека к близости, к пониманию, доверию, любви. Сексуальность есть некое физиологическое выражение стремления к пониманию, прикосновению, слиянию и подлинной интимности. Но на мой взгляд нужно признавать, что для человека, как для сложного существа, интимность подразумевает все, что он из себя представляет, и прежде всего, для человека она как раз подразумевает и означает доверие. Потому что есть очень глубокие формы доверия, такие как дружба, общение ребенка и родителей, само по себе стремление к интимности, к взаимодоверию является более корневым, более глубоким, и в этом смысле сексуальность является лишь частным случаем.
Людмила: Кроненберг тут играет на стороне Фрейда, безусловно поддерживая его всеми фильмами, он атеист, который озвучивал свою позицию неоднократно; во-первых он - антиголливуд, и все связанное с последним, он не любит. И, собственно, когда он был председателем каннского фестиваля, по-моему, он там предельно антиголливудские фильмы наградил. Например, братьев Дарден, которых мы обсуждали. И при этом он атеист, для него сужение темы, к более относящемуся к жизни; не расширение, как ты сейчас сделал; а наоборот сужение, для него об этом интересно говорить. Например, та же «Муха» - его фильм, где происходит трансформация с главным героем, люди метафоры какие-то там искали, половина считает, что это фильм о СПИДе -человек превращается в чудовище, в трансформацию, которую невозможно контролировать. Сам же он удивляется: какой, СПИД, ребята? Это фильм о старости, трансформация, которая нас всех ожидает — это старость. Просто это усилено и обращено в драматическую форму, но это меня завараживает, как мы меняемся, можно встретить знакомого человека через 20 лет и подумать, о боже, в кого он превратился? Это просто жизнь, и нечего доводить тут какую-то метафору до глубины, это необъяснимо или объяснимо только лишь физиологией, и это завараживает — интересно же.
Алексей: Как раз в фильме есть персонаж Отто Гросс, один из героев, который пропогандирует принцип полной свободы желаний, в фильме он нюхает кокаин и это очень символично. Сам Фрейд понимал опасность и никогда не утверждал, что все наши желания должны быть выпущены на свободу, он понимал это и сам-то был достаточно хорошим семьянином. Он считал, что для того, чтобы человеческое общество не престало существовать, мы должны ограничевать и культивировать свои желания, потому что, выпяченные без всяких ограничений на свободу, они будут разрушительными и для самого человека, и для общества, в котором он находится.
Людмила: Но при этом он же говорил, что нет никаких мистических красивых метафор, объясняющих нам что-то. Нужно сказать - да, жизнь такая! Понимание как лечение! Нужно сказать, да ты такой и таким останешься, просто прими это и все!
Алексей: Да все это очень хорошо, эта позиция как раз и озвучивается в фильме и, на мой взгляд, красноречиво видно мифологичность этого подхода. Никогда психологическое лечение не может быть объективным методом, и здесь Фрейд, как ни парадоксально противоречит самому себе, потому что одно из достижений Фрейда, на мой взгдяд, состоит в том, что он сказал, что 90% нашего поведения объясняется какими-то подсознанельными, неосознанными импульсами. Мы себя мним существами рациональными, но красноречиво сказал, что это не там. И в этом смысле его попытки «объективного» лечения совершенно утопичны, потому что человек, это никогда не данность, человек - это всегда проект. То есть мы — это, то к чему мы стремимся, что мы любим, чего мы желаем. А вот выбор того, что мы любим и чего желаем формирует то, кем мы являемся сейчас. Поэтому нельзя вылечить человека, смотря на некую данность его, человек - это всегда то, что есть и то, что должно быть, то к чему он стремится. Без понимания цели человеческой жизни; того, кто он; для чего он; невозможно здоровое полноценное человеческое существование.
Людмила: Юнг как раз говорит, вот мы вылечили человека...
Алексей: ... Не только Юнг, многие это говорят..
Людмила: Да, приведя его к тому, чем он хочет быть. Но получается, что они оба исходят из принципа, что нормы нет!
Алексей: Юнг ищет ее. Юнг отчаянно ищет ее!
Людмила: Фрейд сдался, говоря что нет и не будет..
Алексей: Это нечестно, потому что она у него была. Он в ней себе не признавался. Человек не может, в том-то и дело, не может существовать без внутреннего представления о том, каким он должен быть.
Людмила: Почему-то Юнг в поиске нормы вообще в каком-то другом лагере оказался, в лагере несчастных людей, а человек, который цинично себе норму отменил — вполне ничего.
Алексей: Если читать Фрейда, то его мировозрение очень пессимистично, он считал, что, собственно говоря, счастье — невозможно. Мы можем как-то облегчить себе существование, но человек, с точки зрения Фрейда, это взбунтовавшееся, усложнившее себе жизнь животное и как таковое непонятно как может жить и существовать.
Людмила: Но по Юнгу, человек, это тот, кто возникает, как средство борьбы добра со злом, и всего скрытого-открытого и результат — постоянный конфликт. Без него никак.
Алексей: У нас сейчас нет времени обсуждать детали мировоззрений Фрейда и Юнга, я скажу так — именно в этом споре, я на стороне Юнга. По-крайней мере, нужно честно понимать, что человек — это не только то, что он есть, но и то к чему он идет, и к чему стремиться. И этот поиск сущностно необходим для того, чтобы быть нормальным человеком, то есть человек - это то, чем мы должны стать. В этом, я на стороне Юнга, без этого любое лечение будет нечестным, и кстати, здесь согласятся со мной большинство современных психотерапевтов, правда они говорят, что человек всегда должен сам эту цель обозначать. А я считаю, что недурственно иногда обратиться и к откровению, к тому, что стоит за пределами нашего непосредственного опыта, в том числе и к Библии, и к христианской традиции.
Людмила: А если вернуться к фильму, то ты рекомендуешь не смотреть? Несмотря на то, что он вызывает какие-то диалоги о психоанализе?
Алексей: Я бы сказал так: посмотреть можно, но не обязательно.

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

   

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)
Небраска (Nebraska) режиссер Александр Пэйн
Похороните меня заживо (Get Low) режиссер Аарон Шнайдер
Истории, которые мы рассказываем (Stories We Tell) режиссер Сара Полли
Место под соснами (The Place Beyond the Pines) режиссер Дерек Сиенфрэнс
Вся президентская рать (All the President's Men) режиссер Алан Пакула