Левиафан (Leviathan) режиссеры Вирина Паравел и Люсьен Кастен-Тэйлор

Левиафан, Leviathan, 2012, Вирина Паравел, Verena Paravel, Люсьен Кастен-Тэйлор, Lucien Castaing-Taylor, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Левиафан, Leviathan, 2012, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Левиафан, Leviathan, 2012,Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт

Людмила: Экспериментальный документальный фильм «Левиафан».
Алексей: Очень интересный фильм, нельзя сказать, что он документальный, без того, чтобы не указать, что он экспериментальный. Очень специфичная работа, от документализма в нем есть только то, что он не постановочный и на этом заканчиваются признаки документальности.
Людмила: Можно сказать, что это видео эксперимент.
Алексей: Да, здесь нужно придумывать какой-либо термин. Представьте себе полтора часа фильма без диалогов, без какого-бы то ни было экшена, без ясно выраженной истории повествования. А также без музыки...
Людмила: Без любых художественных украшений.
Алексей: Разве только немного работы с фильтрами...
Людмила: И скорее всего монтаж... Фильм снят антропологами, людьми без киношного образования.
Алексей: Я специально посмотрел имена авторов, это Люсьен Кастен-Тэйлор и Вирина Паравел — имена мне ничего не говорящие.
Людмила: Потому что это их первый проект, который снят, скорее всего в рамках их научной деятельности.
Алексей: Я посмотрел его намеренно, потому что слышал о нем положительные отзывы и был приятно удивлен. Скажи кому-нибудь — Не хочешь ли ты посмотреть фильм, который полтора часа показывает жизнь рыболовецкого судна без музыки и диалогов? Однако во время просмотра происходит удивительная вещь, фильм, действительно, начинает играть, он полностью вовлекает тебя внутрь и ты завороженно наблюдаешь за тем, как он сделан. Хочу зачитать о Левифане, с чего фильм и начинается, в нем титры играют особую роль, поскольку другого текста и нет. Итак, в самом начале приведена цитата из книги Иова, где речь идет о некоем чудовище Левиафане: «Заставляет он пучину бурлить как котел; и превращает море в горшок с кипящим зельем; святящийся след он оставляет за собой; и кажется, что бездна седой стала. Нет на земле подобного ему создания, которому страх неведом». Знаешь, это достаточно точное описание того, что мы видим на экране: рыболовецкий траулер, хоть и не самый большой и не самый мощный; есть суда и помощнее, но все же ты постепенно понимаешь, что это громадное морское чудовище. Манера съемки очень интересная, это экспериментальная работа с камерами Гоу-про - маленькими водонепроницаемыми камерами, которые можно буквально забрасывать в труднодоступные и в совсем недоступные для человека места. В фильме их привязывали к рыболовецким сетям, к корпусу, к якорю, к мачте, к униформе рыбаков, одним словом, всюду куда ее можно привязать. За счет этого корабль предстает в ином свете, ты видишь его в самых неожиданных ракурсах; создается ощущение чудовища, которое рассекает волны в ночи, оставляя за собой святящийся белым светом бурлящий поток.
Людмила: Лязгающее и грохочущее чудище!
Алексей: Да. Издающее какие-то странные и подводные, и надводные звуки, чудище плывет и забирает в себя все живое: рыбу, ракушки, всех мыслимых и немыслимых морских существ. Все они оказываются внутри, словно в огромной утробе, где бесчисленные, наматывающиеся на катушки цепи, производят впечатление каких-то бесконечных кишок. Там все это перерабатывается, а ненужное извергается: ошметки тел, оторванные клешни, кровь текут непрекращающимся потоком в море. Кругом бьются чайки, которые этим питаются. То есть оно вбирает в себя жизнь и выплевывает остатки; а люди, работающие там, больше похожи на внутренние органы этого чудища; поначалу мы даже их лиц не видим; в униформе они производят впечатление механизмов. Чтобы понять главный секрет съемки этого фильма, хочу обратиться к литературе. Я как-то читал о том, как созидается великая литература; одним из мощных литературных приемов является то, когда обычные вещи описываются так, как-будто это что-то незнакомое. Вот здесь манера съемки создает абсолютное ощущение, будто никогда ничего подобного ты в жизни не видел. Я даже представить себе не мог, что так можно снять рыболовецкое судно: живое, дышащее, механическое чудище; и люди в нем — это внутренние органы, участвующие в процессе переработки.
Людмила: Это взгляд природы на то, что создано человеком?
Алексей:

Нет. Это не так. Никакое определение к нему не подходит. Я где-то читал, что это взгляд рыбы. В фильме, действительно, есть ряд кадров, словно сделанных от лица умирающей рыбы. Очень обескураживающая сцена. Представь, что ты видишь мир глазами агонизирующей рыбы. Это жутко. Однако фильм целиком — это не взгляд рыбы, это наблюдение некоего антрополога за какой-то неведомой зверушкой. Еще совсем недавно основными объектами интереса антропологов являлись малоизвестные племена Океании, Бразилии, неисследованных районов Амазонки и тому подобное. А потом они сделали интересный ход; теми же методами, которыми они изучали племена Амозонии, они исследовали жизнь Нью-Йорка. Это произвело фурор. Нужно отметить, что именно антропологи добились некоего эффекта отстраненности в своих исследованиях. Когда же они применили свои достижения на исследовании жизни Нью-Йорка, получилось, что абсолютно известную всем жизнь, они преподнесли с совершенно незнакомого ракурса. Многие вещи, которые мы делаем ежедневно выглядят совсем по-другому. То же самое с этим фильмом: такое чувство, что этот подход они опробовали в кино, и я готов аплодировать стоя. Я бы не поверил, если бы мне сказали, что так можно снимать: никаких спец эффектов, именно отстраненный взгляд. И ты чувствуешь мощь, ты, действительно, испытываешь трепет перед этим животным: оно не то, чтобы злое, оно именно животное. Которое вбирает и выплевывает, вбирает и выплевывает. Очень важно досмотреть до титров, там есть посвящение. Кому посвящен фильм? Читаем: «Калифорния», «Малышка Мери», «Звезда» и т. д...названия судов, которые видимо потерялись в море, дань памяти людям, которые там трудились. И второй момент, там есть перечень морских существ на латыни, перемешенных с именами людей, то есть человек — это один из видов живых существ наряду с остальными. Есть такие птички, которые садятся в пасть бегемоту и чистят ему зубы, одновременно питаясь. Вот в этом фильме, человек такая птичка.

 

Перекличка с книгой Иова, действительно происходит, потому что в книге Бог показывает страдальцу Иову того самого левиафана, чтобы он увидел, что человек — это не пуп земли; есть огромный мир, а человек только часть этого мира. Иов поражен этим зрелищем, он изумлен, он приходит в состояние благоговения и смирения. А здесь, прием похожий, но эффект иной. Может быть потому, что зверь механический? Да, человек — это одно из творений, но... Глядя на изнурительный, однообразный и тяжелый труд этих рыбаков, наступает момент расчеловечивания человека через его участие в монотонном, тупом, механическом процессе. Там есть сцена, когда в конце рабочего дня один из рыбаков, сидит на кухне, смотрит телевизор и начинает клевать носом: кивает-кивает и уходит спать. И ты понимаешь, что вот она вся его жизнь. И еще интересно, что все они работают молча, видимо потому, что заданы такие высокие нормы выработки, к тому же это конвейер - если начнешь отвлекаться на разговоры, то не успеешь за другими. Они стоят молча, отрубают головы и другие части, бросают, сортируют, в общем отработанный мясницкий процесс. Эта технологичность пугает. Ты видишь технологию переработки живых существ в продукт и участвующие в переработке люди тоже как-то опродуктиваются посредством своего участия. Это не звучит как приговор, может быть это мое субъективное ощущение, но я это увидел. Любое произведение подразумевает свободу толкований. В данном случае лицезрение чудища приводит не тому, что ты поражаешься величием природы, а наоборот, это механическое чудище обезличивает все творение и человека в том числе. Очень интересные ощущения. Наберитесь терпения. Если вы привыкли смотреть только экшен, то будет тяжеловато, но если у вас есть вкус к визуальной поэзии — тогда завораживает. Холодные волны северного моря словно дыхание этого монстра. Я бы хотел пожелать успеха этим ребятам, тем более, что еще есть множество вещей, на которые стоит посмотреть с неожиданного ракурса и увидеть что-то может быть неприятное, но очень важное о себе и о нашей цивилизации.

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

 

google + kino-mimino