Дитя (L'enfant) режиссеры братья Дарденн

Дитя, L'enfant, 2005, Жереми Ренье, Jérémie Renier, Дебора Франсуа, Déborah François, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?Дитя, L'enfant, 2005, Жереми Ренье, Jérémie Renier, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?Дитя, L'enfant, 2005, Дебора Франсуа, Déborah François, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?

"Дитя" (L'enfant), , режиссеры Жан-Пьер Дарденн и Люк Дарденн

Л. Александрова - Братья Дарденн, о которых мы сейчас будем говорить люди преклонного возраста, им обоим около шестидесяти лет, разговор о них мы ведем в рамках серии «известные неизвестные», где мы говорим об известных в узких кругах режиссерах, у которых есть свой почерк, свое видение мира и которые неизвестны массовому зрителю. В прошлых сериях мы говорили об Аки Каурисмяки, о Майкле Ли, и вот сегодня очередь братьев Дарденн: Жан Пьер и Люк в “раскадровке”. Что можно рассказать о них: они бельгийцы; один начинал как актер, другой — как помощник театрального режиссера; начинали они со спектаклей, и однажды, на одну из репетиций пришел человек с камерой и стал молчаливо все снимать. Братья покрутили в руках его камеру и решили — мы тоже сможем снимать! Первый их фильм освистали, он собрал очень много негативных отзывов, это напоминало театр перенесенный на экран. Но это их не остановило, они стали снимать второй, третий и последующие. Теперь на их счету очень много различных премий, два фильма получили «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском фестивале: в 2005 году фильм «Дитя», о котором мы будем говорить сегодня, и «розетта», получивший приз ранее.Братья Дарденн не расстаются друг с другом, это единый организм; метод, которым они работают, назван ими «пинпонг» — один покрутил — у него возникла идея, передал брату — тот что-то добавил и так далее. У них нет четких ролей: кто работает за камерой, а кто с актерами, нет — они все делают вместе и взаимно заменяют друг друга. Было время, когда они жили в одном доме, но, вскоре, жены сказали — хватит! Вы круглосуточно общаетесь друг с другом и что за совместное хозяйство такое? По настоянию жен они переехали в два различных города в Бельгии, но это соседние города и они очень часто встречаются и снимают фильмы. Как иллюстрацию их метода, один из братьев рассказывает притчу: два брата-африканца работают на поле, сеят семена. Один говорит — сладкий, проходит время — урожай собран, второй брат говорит — что? Затем проходит время работы над собранным урожаем, третий брат говорит — мед! Вот так, между ответом и вопром проходит несколько лет или месяцев, чтобы братья договорились!

А. Власихин - Финны!

Л. Александрова - Кто финны? Они бельгийцы!

А. Власихин - Просто история очень финская! Оказывается, что финны и африканцы — близнецы-братья!

Л. Александрова - Почти. Просто это соревнование на память, кто-то запоминает вопрос и ответ, и таким образом их соревнование может продолжаться годами. Вот такие братья! У них есть интересный метод работы — они дают объявление, что нужны, например, молодой человек 18-ти лет и девушка 16-ти лет. Приходят люди, они с ними разговаривают, смотрят их фотографии и тихонечко-тихонечко начинают снимать, старомодно, по-стариковски долго, с бесконечными разговорами за кофе, постепенно, никуда не торопясь. На самом деле очень они почти не используют спец эффектов, очень мало игры со светом, все такое лаконичное. Они объясняют это тем, что живут в Бельгии, здесь все дорого, мало света, ну и снимают неспешное, в хорошем смысле стариковское кино. Еще они очень любят молчание, актеры в их фильмах довольно часто должны молчать, и при этом актеры не знают, что делать, — спрашивают, — что, просто стоять и молчать? Один из братьев говорит — ну, сосчитай до семи! Пока он считает, они с оператором обсуждают как того снимать, какими планами, они говорят оператору — сними его крупным планом, досчитай до трех, потом сними его с боку и тоже досчитай до трех, они подбирают себе команду и актеров, и операторов, чтобы люди имели терпение считать до двадцати, потому что постоянно приходится считать, молчать и снова считать. Они снимают кино не по-голливудскому методу, когда ассистент режиссера чертит на полу мелом метки, куда встать актеру, чтобы попасть в фокус камеры, чтобы план и свет были такими как нужно режиссеру, а режиссер часами выстраивает цвет, свет и так далее. Дарденны не так, они не заморачиваются по этому поводу, не делают меток, оператор в постоянном напряжении пытается актера в фокус поймать, отсюда такая очень близкая манера съемок, почти интимная, и мы проникаем в жизнь персонажа. На представление фильма «Дитя» они приезжали в Москву, там поучаствовали в политической жизни, потому что в этот момент был митинг против закрытия Музея кино, где шли ретроспективы старых фильмов; толпа молодых людей и студентов вышла на улицу, чтобы защитить Музей кино и Дардены с удовольствием в этом поучаствовали, сказав, что без синематеки и без киноклуба мы — никто, потому что ни один человек не сможет снимать кино, если он не знает опыта прошлого, не видел классических лент. Свою победу с фильмом «Дитя» в Каннах они посвятили журналистке, которая тогда была в плену в Ираке, зная, что награждение смотрит почти весь мир, они воспользовались этим, чтобы сказать, что посвящаем этой журналистке свою победу и надеемся на ее освобождение. Такие два честных человека, которые не разделяют жизнь и работу, для них кино это не что-то артхаусное, воображаемое. Они живут и снимают ту же жизнь в кино, их метод критики называют предельным реальзмом, когда жизнь не отличима от того, что происходит на экране.

А. Власихин - Мы видим, только внешние события, мы не видим внутренний мир героев, мы понимаем его только через поступки и слова, которые они говорят. Кстати, фильм «Дитя» еще интересен и тем, что герои и не говорят почти ничего, они немногословны, мы чаще видим их поступки и реакции на какие-то события. Любопытно также, что там нет музыки совершенно.

Л. Александрова - Даже финальные титры без музыки.

А. Власихин - Да, там нет обычных приемов, нет внутреннего монолога героев, из-за этого очень не просто понять какую позицию занимают сами режиссеры. Они стараются показать историю максимально открытой для оценок, поэтому их фильмы очень по-разному толкуют.

Л. Александрова - Напомню сюжет: у молодой пары; Брюно и Сони; им по 18-20 лет; рождается ребенок. Брюно — уличный вор, никакого будущего у него нет. Соня приносит новорожденного ребенка домой и Брюно понимает, что мог бы продать их младенца за очень большие деньги и делает это. При этом он не спрашивает мнение своей девушки, просто отдает ребенка — получает огромную сумму денег. От этого известия молодая мама падает в обморок, и только тогда он понимает что сделал что-то не то. Он пытается вернуть ребенка, и у него получается это сделать, но только перекупщики, потеряв свою прибыль, заставляют его покрыть издержки. Он собирается заработать уличным воровством и расплатиться с ними, но попадает в плохую историю и затем в тюрьму. Соня приходит к нему в тюрьму на свидание и они сидят вдвоем и плачут, непонятно почему: то ли он осознал свои ошибки, то ли ему жалко себя, то ли появляется надежда на то, что он опомнится и все у него будет хорошо. Вот такая скупая фабула, большинство времени герой мечется по городу, крадет, куда-то таскает ребенка, потом назад его забирает, словно зверек, который мечется по клетке, в которую его поместили.

А. Власихин - Натуралистичность съемок только подчеркивает дикость ситуации; он запросто в тот же день продает своего ребенка, невозможно себе такое представить, а скупая манера съемки эту ситуацию еще больше усугубляет.

Л. Александрова - У героя сиюминутые интересы, он не видит будущего, он живет одним днем — увидел куртку в витрине магазина — ему понравилась; дорогущая куртка, и тут же, все деньги, даже на еду не оставил, отдал за эту куртку. Сначала себе купил, а потом и Соне своей говорит — хочешь такую же? Она отвечает — нет, она же слишком догорая! Он говорит, — вот как раз 200 баксов осталось — купим! И это люди, которые еще не ели, и у них на руках ребенок! Он и не думает ни о пеленках, ни о чем — куртки себе покупает. Эта куртка — символ сиюминутных интересов человека, у которого нет никаких ориентиров, он совершенно не ценит деньги. Один из его заработков — это предводительство в небольшой банде подростков, которые на ходу или на мопеде вырывают у прохожих сумки. Ему не важно количество денег, ему не важен дорогой образ жизни, он хранит свои вещи и одежду в какой-то трубе, недалеко от свалки, периодически из нее что-то вытаскивает и надевает на себя. Такая, можно сказать, инстинктивная жизнь. Братья Дарден рассказывали, что однажды они шли по улице и увидели как молодая девушка очень раздраженно качает коляску, они возмутились между собой - как это можно так качать коляску, как будто там враждебный какой-то ребенок лежит! Задумались, почему девушка может так себя вести, и придумали историю про детей, у которых неожиданно родился маленький ребенок. Я уже говорила, что в прошлом они документалисты, принцип документальных и художественных съемок отличается: в документалистике жизнь запечатлевается существующей до съемок, во время съемок и она будет продолжаться и после съемок фильма. В художественном кино режиссер снимает временный отрывок жизни, у которого есть начало и конец. Братья Дарденн говорят — нам важно запечатлеть жизнь, которая существует вне зависимости от наших оценок, от наших представлений, вне зависимости от того, как мы живем, можно показать совсем другую жизнь для тех, кто с ней незнаком и так далее. В общем кинематограф настоящего. Они постоянно наблюдают, подмечают какие-то ситуации на улице, смотрят друг на друга, спрашивая: а это интересно, а это современно, а стоит ли об этом говорить, важно ли это? Можно сказать, что их фильмы — это стариковское брюзжание на молодежь: вот, мол, инфантильные, не за что не отвечают и так далее. Можно упрекнуть их в этом, но скорее они обеспокоены, они пытаются понять молодых современных людей, понять не значит оправдать или осудить, а именно понять, чем живут молодые люди, какие у них мысли. Понять это не значит простить, а значит попытаться уловить, что для этих людей важно, чем они руководствуются, когда строят свою жизнь. Эти вот слезы Брюно в финале фильма можно по-разному истолковать; возможно он все-таки понял, что он отец, что у него есть точки, за которые можно зацепиться и перестать бродяжничать, а возможно, он считает, что спрятался в тюрьме от людей, которые поставили его на деньги и ему страшно от того, что с ним будет, когда он выйдет; может он плачет из страха; может из покаяния — по-разному можно истолковать эти слезы. Фильм не оставляет зрителя в положении наблюдателя, как это происходит с фильмами Майкла Ли, о котором мы говорили, этот фильм делает зрителя свидетелем, который может дать моральную оценку происходящем: раскаивается ли герой или это никак на него не повлияло. Если вы не любите думать, если вы любите готовые ответы, то это фильм не для вас, потому что здесь зритель-свидетель, выносящий вердикт: плохое или хорошее кино, жалко героя или не жалко, получится у него что-то или нет. Этот финал открыт как открыта жизнь, как мы с вами кого-то из наших друзей прощаем, а с кем-то прекращаем общаться; кого-то считаем плохим человеком, закрываем перед ним дверь, а кому-то — наоборот, открываем дверь. Так же с этим фильмом. Дарденны оставляют зрителям самим решать, что они расскажут своим знакомым про этот фильм, какой вердикт вынесут главному герою, поэтому они не озвучивают свои мысли, не подсказывают, они просто показывают и этим интересен их творческий стиль.

обсуждение фильма режиссеров Дарденн "Мальчик с велосипедом" (Le Gamin au vélo)Мальчик с велосипедом" (Le Gamin au vélo)

рейензия на фильм режиссеров братьев Дарденн "Два дня, одна ночь" (Deux jours, une nuit)

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 google +

 

 

 

 

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)
Небраска (Nebraska) режиссер Александр Пэйн
Похороните меня заживо (Get Low) режиссер Аарон Шнайдер
Истории, которые мы рассказываем (Stories We Tell) режиссер Сара Полли
Место под соснами (The Place Beyond the Pines) режиссер Дерек Сиенфрэнс
Вся президентская рать (All the President's Men) режиссер Алан Пакула