Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино

Великая красота, La grande bellezza, 2013, Паоло Соррентино, Paolo Sorrentino, Раскадровка, Тони Сервилло, Toni Servillo, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?, KM, КМ Великая красота, La grande bellezza, 2013, Раскадровка, Тони Сервилло, Toni Servillo, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?, KM, КМ

Людмила: Фильм о Риме; в нем есть очень четкая географическая локация..
Алексей: И даже смысловая!
Людмила: Да. Фильм про Рим и его современную элиту: политическую, артистическую — в общем, про богему.
Алексей: Политиков там мало, скорее богема.
Людмила: Рассматривая красоты Рима и утопая в вечеринках, мы следуем за главным героем, человеком очень ироничным.
Алексей: Некий Джеп Гамбарделла!
Людмила: Его сыграл актер и театральный режиссер Тони Сервилло.
Алексей: Фильм получил Оскара как лучший иностранный фильм.
Людмила: Сквозного сюжета как такого нет; скорее это путешествие, трип.
Алексей: Термин трип — хорошо подходит. Особенно, учитывая аллюзию на употребление галлюциногенных препаратов. Мы видим несколько месяцев из жизни Джепа Гамбарделлы; он является, прежде всего журналистом, освещающим мир искусства. Когда-то по-молодости он написал книгу, которую многие считают хорошей, но с тех пор у него не было крупных работ. И вот, он ходит по городу... Главным героем фильма, безусловно, является сам Рим. Мы проходим множество красивых мест и галерей, и не всегда как туристы. Музеи, улицы, мостики, канальчики. Муниципалитет и туристические агентства могли бы без сожаления вложить средства в этот фильм, потому что Рим получился очаровательным местом.
Людмила: Но он контрастен тому миру, в котором живет главный герой; миру вечеринок, пиршеств, света, красок и так далее.
Алексей: А это совсем не очевидно. Давай для большей ясности, еще немного скажем о сюжете. Главный герой уже немолод, 65 лет; фильм начинается с празднования его дня рождения; пора подводить итоги. С ностальгией и грустью он оглядывается на прожитые годы и думает — мучительно ли ему больно? И вообще, стоит ли мучиться прожитым и есть ли смысл в том, чтобы мучительно болеть? В таком легком и изящном, как сам римский вечер, настроении он и прибывает в этот день. А скорее всего он таков всегда. Циничен и представителен — я бы назвал его «дедушкой хипстеров», настолько весь он модный, в хорошо сшитых, ладных, с небреженкой, костюмчиках, как и должно быть, весь утонченный, стильный, как, впрочем, и вся его тусовка. Мы наблюдаем как он общается со своими друзьями и людьми своего окружения, и пытается сделать некоторые выводы о былом-прожитом.
Людмила: Режиссер Паоло Соррентино сказал, что его фильм о течении времени: оно течет, а вокруг происходит что-то совершенно никчемное и вот, мы на пороге, приближающейся смерти, начинаем оценивать происшедшее и через жизненную усталость придавать ему хоть какое-то достоинство.
Алексей: Да уж!
Людмила: Я и говорю, здесь Рим в своем многовековом статусе контрастен сиюминутности пролетающей жизни человека, ее никчемности, фальши, блесток и мишуры.
Алексей: Для меня фильм неоднозначен. Может быть режиссер и хотел сказать именно это, с помощью контраста, но когда я смотрел на изображения римских дворцов, окруженных скульптурами, то ловил себя на мысли, что тот образ жизни, который они ведут, наоборот очень органичен для Рима. В этом и есть его особенность, со всей его имперской историей, что он как ни один другой город мира подходит для дорогой и бессмысленной траты времени. Не просто дорогой, но и стильной траты времени. Можно сказать, что Рим — это Мекка стиля, колыбель европейской цивилизации, Ренессанса, эстетики — все это, так или иначе пересекается с древнеримской и древнегреческой культурой, со всеми их витиеватостями, риторическими ходами и прочее. Именно по этой причине фильм, показался мне претенциозным.
Людмила: Чрезмерным?
Алексей: Видно, что режиссер хочет показать контраст, как ты и сказала, красоты и пустоты.
Людмила: Вечной красоты!
Алексей: То, что я собираюсь сказать, многие посчитают кощунством: а что, собственно говоря, в той самой знаменитой римской красоте глубокого? Что значит глубина?
Людмила: Это то, что выстояло в веках, выверено временем; та самая великая красота, которой никто не может ничего причинить.
Алексей: И что дальше? Есть тезис, что красота должна делать человека глубоким, не то, чтобы должны, но очень сильно способствует этому.
Людмила: Великая красота — антитеза суетливости.
Алексей: Вот это как раз и не очевидно: внешняя красота форм, и та красота, о которой писал Достоевский, что она спасет мир, это не одно и тоже. Сложная тема: что такое красота и как мы ее определяем. Очевидно, что главный герой обнаруживает, что ему всегда чего-то не хватало, что все вокруг было сплошной напыщенной белибердой, но фокус в том, что значительная часть греко-римской традиции красоты и есть утонченно-изощренная напыщенность, то есть придание тонких и грациозных форм. Но эти формы сами по себе не обязательно говорят о глубоком содержании. Для меня этот фильм является как раз доказательством. Можно быть стильным, изящным, утонченным и при этом оставаться поверхностным и пустым. Сегодня темы красоты и эстетики обсуждаются очень многими философами. Как это было и всегда. Например, в древнеримской, и затем, в византийской культуре понятия «красивое» и «хорошее» исходят из одного слова - «калос», отсюда «каллиграфия» (красивое написание), «филокалия» (добротолюбие). Слово «филокалия» можно перевести как любовь к красоте и к добру. Поскольку наша знаменитая книга «Добротолюбие» о монашеском подвиге, то она и трактуется в этическом значении, но это же слово могло быть применено и к красоте. Также слово «космос» означает порядок, гармонию, красоту — для греков и римлян эти понятия были неразделимы. Здесь красота не может означать только лишь эстетическую привлекательность. Также как и в классической японской культуре: красиво и хорошо — это очень близкие понятия. А средневековая культура уже поставила это под вопрос: обязательно ли внешне красивое является красивым с этической точки зрения? Вопрос далеко не праздный. Для меня фильм как раз иллюстрирует, что внешняя утонченность не обязательный признак глубины. Извиняюсь за трюизм.
Людмила: К каким же выводам приходит герой? Он ведь задает себе те же вопросы!
Алексей: Ближе к концу появляется интересный мотив сюжета — монахиня. Главный герой взирает на красоту мира, но глаз его нет-нет, да и скользнет предательски в сторону церкви. Он видит играющих девочек, при монастырской школе, и с замирающей тоской провожает их взглядом: явно у них есть что-то, что ускользает от него? И вот появляется почти столетняя монахиня, почти признанная святая, она уже почти не двигается самостоятельно. Известно, что ест она одни лишь корешки!
Людмила: Ты издеваешься?
Алексей: Я издеваюсь! Потому что, если спросить у итальянской богемы, показанной в фильме: как выглядит святая — то примерно такой образ они и нарисуют. Абсолютно карикатурный! Не в смысле, что смешной, а просто настолько шаблонный, что дальше некуда: она сидит в коляске и говорит скрипучим голосом: Меня часто спрашивают — Почему я ем только корешки? Я скажу: Потому что корни это важно!
Людмила: Ха-ха-ха!
Алексей: Вот именно! Должен сказать, что фильм не преодолевает по-настоящему вопроса, который ставит режиссер, он не уходит дальше красивости. Даже вопрос об этической глубине, смысле прожитой жизни остается поверхностным, на уровне банальных фраз, сказанных глубокомысленно. Чтобы отдать должное главному герою, находящемуся в мире выхолощенности и цинизма, в нем подкупает честность и искренность. Он, по-крайней мере, достаточно честно осознает, что не герой. Он видит, что значительная часть его жизни — это напыщенная белиберда; он не написал больше ни одной книги, потому что ему неловко писать о том, чем он живет. Он достаточно язвительно и жестко противостоит попыткам своих друзей выдать их образ жизни за духовный, он их цинично высмеивает. Его четкое понимание ситуации выглядит убедительно. Меня коробит вдруг возникший образ монахини, хотя вроде бы радоваться нужно — смотрите-ка, тут и церковь подтянули! Но, нет! Кстати, есть еще одна церковная фигура — кардинал, который только и делает, что говорит о различных способах приготовления кролика в экзотических соусах. Когда ему задают вопросы на тему духовности — ему становится явно не интересно. Вот! Из-за таких как он!! Из-за таких как он люди и не идут в церковь; если бы все церковные служители были как вот эта бабушка... Все это дешево! Какой-то нелепый уход от ответственности.
Людмила: У меня есть молодой друг, который всегда рвался в столицу, в богему и очень всем этим интересуется, в том числе тем, как хорошо выглядеть. Он воспринял этот фильм как предостережение о том, что ждет его в старости; для него «круглосуточного тусовщика» увидеть во что он может превратиться было словно ведро холодной воды. Он сказал, что эффект был сильный.
Алексей: Согласен. Есть в этом свое положительное действие, хотя, в целом, ответ на вызов остается на уровне красивого ностальгического хода, не более. Мне кажется, чтобы сломать эту парадигму, нужно ее ломать. Извиняюсь за тавтологию. А здесь и вопрос и ответ лежат в одной плоскости - в красивости; по сути он так и остается до конца фильмом о Риме: о красивом утреннем времени, красивом ночном времени, красивом летнем вечере и так далее.
Людмила: Ноу-хау режиссера в том, чтобы в фильме все время был свет: чтобы актеры уходили в свет, выходили и света; поэтому несчастный оператор во время съемок, все время бегал с источником света.
Алексей: Однако на уровне высказывания остается ощущение, что режиссер не выходит за границы штампов.
Людмила: Так ты пригвоздил режиссера!
Алексей: И вполне заслуженно, он получил Оскара - пафосную награду за пафосный фильм, они нашли друг друга! Конечно, не давать же награду за фильм «Охота»?!

 

 

 

 

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

 

google + kino-mimino

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)
Небраска (Nebraska) режиссер Александр Пэйн
Похороните меня заживо (Get Low) режиссер Аарон Шнайдер
Истории, которые мы рассказываем (Stories We Tell) режиссер Сара Полли
Место под соснами (The Place Beyond the Pines) режиссер Дерек Сиенфрэнс
Вся президентская рать (All the President's Men) режиссер Алан Пакула