Примечание (Hearat Shulayim) режиссер Джозеф Седар

Научный многолетний труд по излюбленной теме занятие приятное, но и монотонное. Конечно хочется признания коллег, небольшой горстки людей, способных воистину оценить твой вклад в науку. Для этого и даются премии. А если претендентов двое? А если это отец и сын?

Примечание, Hearat Shulayim, 2011, Шломо Бар-Аба, Shlomo Bar-Aba, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, рецензия Примечание, Hearat Shulayim, 2011, Шломо Бар-Аба, Shlomo Bar-Aba, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, рецензия Примечание, Hearat Shulayim, 2011, Лиор Ашкенази, Lior Ashkenazi, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, рецензия 

 

Людмила: Это потрясающее кино!
Алексей: Я его пытался посмотреть, но с субтитрами запутался, придется идти в кинотеатр.
Людмила: Потрясающее, антизрительское, с анти-массовой темой! В центре повествования отец и сын; отца зовут Елиезер, сына Уриэль; фамилия у них Школьник. Оба они работают на кафедре изучения Талмуда Еврейского Университета, и, собственно весь фильм об их научной деятельности, о маленькой группе, которые занимаются чем-то очень специфическим.
Алексей: Совсем специфическим. Может в Израиле кто-то еще и понимает о чем речь, но у нас это очень экзотично.
Людмила: Зато как показано!
Алексей: Мне показалось похоже на «Амели» по манере съемок, разве нет?
Людмила: Вообще нет, но там много иронии и всяческих сносок, что может напоминать «Амели».
Алексей: Я это и имел ввиду: постоянные ссылки, сноски, забавные комментарии. Не в смысле «магического реализма», конечно.
Людмила: Нет, магического реализма там нет, но, действительно, за всем происходящим наблюдает некий ироничный автор, а происходит вот что: между отцом и сыном развивается нешуточный конфликт, настоящая битва, но, с другой стороны, битва эта из-за уважения и почета и поэтому немножечко смешна. Буря в стакане воды. Речь идет о премии Израиля, которая, понятно что крута, в рамках этого государства, ну а для сторон конфликта это тем более нешуточные страсти, потому что соперничеству угораздило возникнуть внутри одной семьи. И ты увлекаешься этим..
Алексей: Ты вовлекаешься в эту войну?
Людмила: Да, но иногда голос автора снова относится к происходящему иронично и ты вместе с ним ..
Алексей: как бы говоря, из-за чего спор-то?
Людмила: Да. Это потрясающая игра обоих актеров, один играет нелюдимого придирчивого сухого человека, отца, это актер-комик, очень известный в Израиле, который не появлялся в кино и на сцене уже 20 лет, и ради этой роли появился. А сына играет совсем не религиозный евреей, он был вынужден брать уроки Талмуда и отращивать бороду для этой роли, все это придает еще более ироничный оттенок фильму, поскольку оба актера совершенно не погружены во взятую тему. Когда режиссера Джозефа Седара спросили по какой причине он взял для фильма тему талмудистики, он ответил, что был немного знаком с этим миром, и ему очень нравилось, что эта, такая маленькая кафедра в Еврейском Университете, но все знают их безжалостную непримиримость к ошибкам, все знают, что они за свое дело готовы всех порвать, и ему показалось достаточно комичным и забавным делом снять об этом фильм, показать этих людей. Одна из самых забавнейших сцен про то, как комиссия принимала очень важное решение в кабинете размером два на три метра; все сидели на своих стульях по кругу самым тесным образом, даже дверь кабинета невозможно было открыть от тесноты; не зайти — не выйти. Кабинет-то маленький, отрасль-то у них маленькая, но зато люди внутри со звериной серьезностью и безжалостностью относятся к результатам своего решения. С одной стороны смешно, но с другой стороны грустно. Отец, сухой, замкнутый, нелюдимый человек, посвятил 20-30 лет работе по скрупулезному изучению текстов, чтобы доказать, что в средние века существовал более ранний источник современного Талмуда, который иногда цитируем в современном Талмуде. Ироничный автор рассказывает как он каждый день в течении 20-30 лет ходил в библиотеку и дотошно изучал, и сравнивал, неизменно в наушниках, чтобы ему шум не мешал. Абсолютно неприятный человек. Сын же его — поп звезда в современной науке, он может ярко и интересно рассказать о чем-то, открытый, его обожают студенты. В общем отец и сын, действительно разные. И когда отец одной журналистке рассказывает о разнице между ним и сыном в подходе к науке, он говорит ей, представьте древнюю вазу, мы оба изучаем черепки: я тщательно их сортирую, пытаюсь установить к какому времени относится каждый из них, из какого он материала, а мой сын этим временем все черепки склеивает в вазу; неважно что они принадлежат разному времени, не очень подходят друг другу по цвету, ему главное, чтобы ваза была.
Алексей: Ненастоящий ученый! Вырастил на свою голову!
Людмила: акое серьезное соперничество. И надо же, большая израильская премия сваливается на голову отцу, ему звонят и сообщают - в  этом году мы присудили премию вам. А самая большая ирония заключается в том, что отец корпел много лет над своим доказательством существования той книги, а в последний момент его коллега, неожиданно нашел саму книгу. Один пытался доказать путем ссылок, что эта книга была, а другому повезло найти ее в библиотеке случайно, в неожиданном месте. Столько трудов, и все напрасно! «Примечанием» фильм называется потому, что отец больше всего гордится тем, что его великий учитель в одной из своих книг, в примечании написал: «как заметил мой дорогой друг и ученик Елиезер Школьник» и так далее, он не просто гордится, он носится с этим упоминанием весь фильм, и книга эта лежит у него на столе.
Алексей: Как я понимаю, ирония строится на том, что люди эти эрудированные и от них ожидается некая глубина и широта духа, а получается грызня за признание, получается, что одним из важных мотивов того, чем они так кропотливо занимаются — это та ссылочка учителя или та самая премия.
Людмила: Именно так. И что еще больше обостряет напряжение — это, вдруг обнаружившийся факт, что отцу позвонили по ошибке, а на самом деле премию дали сыну. Ошибка вышла из-за того, что у них одна фамилия. И вот сына вызывают для страшно важного совещания в тот самый кабинет, в который, чтобы человеку войти половине сидящих нужно встать со стульев, вызывают, чтобы решить — как сообщить его отцу, который известен своим ужасным характером, и своей обидой на то, что его задвигают уже двадцать лет подряд, как сообщить ему о произошедшей ошибке. Сын понимает, что отца это просто убьет, загубит на корню его жизнь, это конец. Что делать? Как поступить в этой ситуации, как сообщить или не сообщать вообще? Сын принимает интересное решение — давайте присуждать премию отцу. Ему остается только внутри себя знать, что премия была присуждена ему, более того, с него берут обещание больше никогда не выдвигать свое имя на эту премию. Это означает, что он губит свою карьеру, ради отца, который его не уважает и считает поп звездой от науки. Кроме того отец, который всегда придерживался надменной позиции по отношению к работам сына, теперь вместе с премией получает возможность окончательно утереть сыну нос.
Алексей: Показать, что такое настоящая наука.
Людмила:
Отец многого натерпелся! Есть комичный момент: из-за того, что он не член Академии ему не выдали синий, пластиковый, проходной браслет на заседание, где награждается его сын другой важной премией. И всегда его как-то отодвигают, задвигают, а он — человек правды. Он бескомпромиссный человек, для которого правда важнее всего, а его постоянно затирают из-за звездности сына!
Интересный режиссерский подход — показать непопулярную тему так, что будешь сидеть, наблюдать и переживать. Большую роль играет музыка и необычные решения в сценарии, кстати сценарий был особо отмечен. Один из примеров интересного решения из самого начала фильма: сын толкает какую-то речь на приеме в честь своего награждения, но видим лицо отца на протяжении пяти минут, мы видим не главного героя этого мероприятия, который толкает возвышенную речь с подиума, а мы наблюдаем суровое лицо отца, который с брезгливым выражением сидит слушает как его сын несет какую-то чушь. Там постоянные переключения, режиссер постоянно сбивает нам акценты важности, он сам решает что важно показать; важнее показать какие-то микроэмоции, чем какие-то большие вещи.
Отец многого натерпелся! Есть комичный момент: из-за того, что он не член Академии ему не выдали синий, пластиковый, проходной браслет на заседание, где награждается его сын другой важной премией. И всегда его как-то отодвигают, задвигают, а он — человек правды. Он бескомпромиссный человек, для которого правда важнее всего, а его постоянно затирают из-за звездности сына!Интересный режиссерский подход — показать непопулярную тему так, что будешь сидеть, наблюдать и переживать. Большую роль играет музыка и необычные решения в сценарии, кстати сценарий был особо отмечен. Один из примеров интересного решения из самого начала фильма: сын толкает какую-то речь на приеме в честь своего награждения, но видим лицо отца на протяжении пяти минут, мы видим не главного героя этого мероприятия, который толкает возвышенную речь с подиума, а мы наблюдаем суровое лицо отца, который с брезгливым выражением сидит слушает как его сын несет какую-то чушь. Там постоянные переключения, режиссер постоянно сбивает нам акценты важности, он сам решает что важно показать; важнее показать какие-то микроэмоции, чем какие-то большие вещи.
Алексей:  Это то же самое, что показать вручение Нобелевской премии, направляя камеры на лица тех, кому она не досталась. Неприятные выражения лиц...
Людмила: Да, точно! И он постоянно переключает, постоянно уходит от логичного развития фильма в сторону абсурда, переключения на другую сторону и я не удивлена, что дали за сценарий, потому что это было прописано в сценарии, вот эти ходы, обратная логика повествования, когда в центре не тот кто в центре, а тот кто на периферии. Ну, и конечно, фееричный абсолютно финал истории, потому что папа, это вообще, потрясающе, папа, так как он дотошный, правдивый исследователь и он работает со словами... Грубо говоря комиссия по присуждению премии заставила сына написать обоснование от имени жюри, потому что никто не хотел этого делать.
Алексей: Потому что они его не любят как человека, ученый-то он похоже, действительно хороший.
Людмила: Ну, он въедливый просто.
Алексей: То есть он не гений, а работяга такой.
Людмила: Сын вместо жюри пишет обоснование, почему премию дают его отцу; одновременно отец дает интервью журналистке, обливая сына грязью; одновременно сын пытается натужно что-то хорошее про отца сказать, тщательно подбирая слова, пишет «креативность моего отца», тут же понимает, что это не про его отца и заменяет на слово «крепость», не замечая, что это слово одно из самых частоупотребляемых им в его работах. Папа, будучи специалистом по словам, когда получил письмо от жюри и увидел это слово, довольно быстро теряет покой и в его голове начинают возникать разные неувязки и странности, которые он подсознательно чувствует. Снято это великолепно, очень энергично. Папа, на основе своего умения анализировать, понимает, кто написал письмо, мы видим, что этот человек может быть и не имеет яркого таланта и не достоин премии, но он умеет делать свое дело. Да, он не умеет красиво говорить, он жуткий человек, не очень хороший отец, но он потрясающе анализирует тексты и показано это очень интересно.
Алексей: Он научился анализировать тексты.
Людмила: Отец зная, кому на самом деле присуждена премия приходит на награждение и мы видим его глазами, что он чувствует себя лишним и его вид наводит на мысли, что он может сейчас что-то вытворить. Зрители рассаживаются, а ощущение напряжения растет.
Алексей: Он человек последовательный и может все, что угодно сделать. Получается, что по факту, он человек более достойный премии.
Людмила: Да не понятно!? Почему он достоин? Потому что он двадцать лет угрохал на что-то никому не нужное?
Алексей: А это уже вопрос, относящийся к природе науки.
Людмила: Или к тому, за что на самом деле, присуждаются премии.
Алексей: Я буквально вчера читал статью ученого об истории больших научных открытий. Он говорит, что самый большой миф — это то, что где-то сидят какие-то гении, которые все открывают. Люди не видят кропотливую обычную работу. Помнишь недавний шум по поводу отказа Перельмана от премии? Вот он, кажется, похож по характеру на отца из этого фильма, Перельман понимает, что он сделал свое открытие, только благодаря тому, что стоял на плечах огромного числа людей, которые трудились в этой области. Он, я условно говорю, одну черточку в нужном месте поставил и вся огромная картина оказалась завершена. Должен ли он один за весь этот труд премию получать?
Людмила: С другой стороны, есть люди, которые умеют популяризировать науку, они словно созданы для этого, как Барышников в балете.
Алексей: Ну, Барышников не совсем правильное сравнение.
Людмила: Ну хорошо, я имею ввиду людей, которые не кропотливым трудом, а именно умением подать, умением хорошо говорить, красотою какой-то показывают свое дело.
Алексей: А вот как раз среди настоящих ученых, все это считается попсой.
Людмила: Отец весь фильм ругает премию, однажды ее присудили людям, которые открыли рецепт печенья в Древнем Вавилоне. Он не понимает зачем за это давать премию! А его сын пишет книги, об древних обычаях, о быте, о том, как было принято женится и о других популярных темах, а не о словах, источниках, переводах и прочей никому неинтересной ерунде. Другими словами, народность премии или научность премии? Сын, отстаивая свое мнение, что премию нужно присудить отцу говорит председателю комиссии, что есть вещи важнее, чем правда, и то как он ведет себя далее выглядит логично. Хотя он стал исследователем Талмуда по наивности, ему несвойственно копание в словах, но в детстве, однажды мама сказала ему — тише, тише, сейчас папа может открыть что-то важное — и ему показалось, что это очень романтичная профессия. Хотя он показан слишком мягким, даже немного трусоватым человеком, но понимая, что это может убить его отца, он отстаивает свое мнение и ему сочувствуешь больше! А фигура отца масштабнее, она и прорисована больше и интереснее сделана. Сын — это просто хороший человек на перепутье, а вот отец — это большая загадка; его и не уважаешь и уважаешь одновременно. Что он выкинет? Мы остаемся перед его поступком, такое впечатление что его инфаркт может хватить и он умрет прямо за кулисами премии или он взорвет все. Остается неизвестным. От этого человека чего угодно можно ожидать, настолько он непроницаем, и настолько непонятно что в его голове.
Алексей: Да в нем смущает некая непоследовательность, если уж ты такой честный, и если тебе главное наука, то зачем тебе премия? Наслаждение должно быть от самого знания, если тебе честно нравится заниматься наукой. Ты сам ведь знаешь, что именно ты на благо нее сделал, зачем тебе слава? А он, с одной стороны ругает погоню за славой, не принимая популярности, а с другой, — отчаянно хочет сам на этот пьедестал взойти.
Людмила: Фильм нужно смотреть из-за формы, смотрите, как можно такую скучную тему подать как детектив, как драму, как комедию!
Алексей: Кому сказать, что ты пойдешь на фильм про исследователя Талмуда, точнее даже про спор между исследователями Талмуда!

 

 

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

   

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Almost Heaven (Почти Рай) режиссер Кэрол Салтер
Самый счастливый день в жизни Олли Мяки (Hymyilevä mies) режиссер Юхо Куосманен
На исходе дня (The Remains of the Day) режиссер Джеймс Айвори
Причастие (Nattvardsgästerna) режиссер Ингмар Бергман
Аритмия (режиссер Борис Хлебников)
Прибытие (Arrival) режиссер Дени Вильнёв
Несколько женщин (Certain Women) режиссер Келли Райхардт
Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Путешествие времени (Voyage of Time: Life's Journey) режиссер Терренс Малик
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Манчестер у моря (Manchester by the Sea) режиссер Кеннет Лонерган
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция