Станция "Фрутвейл" (Fruitvale Station) режиссер Райан Куглер

Станция Фрутвейл Fruitvale Station, 2013, Райан Куглер, Ryan Coogler, Майкл Б. Джордан, Michael B. Jordan, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?, KM, КМ Станция Фрутвейл Fruitvale Station, 2013, Майкл Б. Джордан, Michael B. Jordan, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?, KM, КМ Станция Фрутвейл Fruitvale Station, 2013, Майкл Б. Джордан, Michael B. Jordan, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? 

Людмила: Об этом фильме можно сказать сразу же — главный герой умрет! Это не сполер...
Алексей: Фильм с этого и начинается.
Людмила: Да, он снят по реальным событиям и начинается прямо с документальных кадров трагедии на станции Фрутвейл в 2008 году.
Алексей: Это было снято случайными свидетелями на камеру сотовых телефонов.
Людмила: 22-летнего чернокожего парня, арестованного за драку застрелил полицейский.
Алексей: Причем застрелил необоснованно, это было превышение полномочий.
Людмила: Из текста, завершающего фильм мы узнаем, что резонанс по этому делу был огромным: протесты, беспорядки и недовольства. Под давлением людей было заведено уголовное дело, но тем не менее, полицейский получил небольшое срок, из-за того, что думал, что пользуется электрошокером.
Алексей: По крайней мере в этом он сумел убедить присяжных.
Людмила: По сути это фильм об обреченном герое, который движется к своей смерти весь фильм. Именно тот факт, что зритель заранее знает о смерти главного героя придает фильму драматический угол.
Алексей: Мы наблюдаем как он проживает последний день своей жизни перед тем, как она трагически оборвется.
Людмила: В общем, парень оказался не в то время, не в том месте. И что самое главное не с тем цветом кожи.
Алексей: У меня подобные фильмы всегда вызывают определенное напряжение, потому что очень легко эту тему превратить в агитку, в памфлет против скрытого расизма среди полицейских и против злоупотребления ими своих полномочий. Нельзя сказать, что режиссеру удалось полностью уйти от этой памфлетности.
Людмила: И все-таки, у него персонаж выглядит хорошим парнем, хоть он и приторговывает травкой и не всегда может позаботиться о своей дочери и о своей девушке, и даже изменял ей. Но выглядит хорошим парнем, который стремится изо всех сил выпутаться из такой ситуации, он задумывается над тем, чтобы на ней жениться, он хочет устроиться на работу, бросить свои нелегальные и опасные делишки, но роковой выстрел останавливает эти благие начала навсегда. Он становится героем после смерти, его лицо появляется на протестных плакатах против расизма.
Алексей: Могу предложить другой вариант концовки фильма. Бесплатно. Специально для тех, кто снимает. Было бы интересно увидеть также один день из жизни полицейского, который его застрелил.
Людмила: Кстати, ведь это фильм об ярлыках, которые мы всегда готовы навесить.
Алексей: Здесь ярлыки повешены на полицейских.
Людмила: Мне было любопытно, что актер, который их арестовывает, всегда играет самых дурацких маньяков. С лицом деревенского маньяка. Я его очень не люблю.
Алексей: Кевин Дюран.
Людмила: Я подумала, что именно он убьет главного героя, я тоже успела повесить на него ярлык.
Алексей: Почти угадала, он сыграл свою роковую роль в происшедшем убийстве.
Людмила: Но все-таки это был не он. А я из-за его амплуа и отталкивающей внешности уже все решила.
Алексей: Хоть этот фильм и получил первый приз на моем любимом фестивале Санденс, мне трудно отделаться от мысли, что это идеологическая картина. При этом он мне понравился.
Людмила: Потому что он не делает из этого парня мученика.
Алексей: Согласен. Я впервые увидел жизнь афроамериканской семьи изнутри. В других фильмах жизнь афроамериканцев показана как бы с туристической точки зрения.
Людмила: Да. Здесь нет гетто, нет рэпа.
Алексей: И режиссер тоже афроамериканец, он же и сценарист. Фильм снят очень просто, почти в документальной манере, без всяких спец эффектов. Но проникновенно; ты словно попадаешь внутрь этой семьи, и в принципе, персонаж довольно узнаваемый в России. Не обязательно быть афроамериканцем, чтобы понять этих немного запутавшихся ребят. С одной стороны, думается, - да сам и виноват. Никто не заставлял его дурь толкать. А с другой...
Людмила: Ну, конечно! Взять хотя бы их поведение во время ареста, афро-американцы всегда так себя ведут, почти вызывающе, это их манера, их стиль разговаривать с полицейскими. Это их осознание места, которое они занимают в обществе. Но это не оправдывает выстрела!
Алексей: Абсолютно! Негодование в сторону полицейских прямо захлестывает зрителя — Чего они привязались-то!? Что они делают!? Обычная разборка между черными и белыми, но белых не арестовали. Ни одного. Конечно, охватывает возмущение.
Людмила: И видно, что полиция не в первый раз такое проделывает, у них уже все отлажено.
Алексей: С одной стороны, действительно, этот парень мог пойти другим путем. А с другой, - он рос в своем районе, и понятно насколько сильны социальные обстоятельства окружающие человека. Понятно, что было очень легко пойти по тому пути, который он выбрал, и очень сложно было бы избрать другой. Скажем, сложнее, чем парню из белого района; возможности безусловно неравные. Хотя, примеры Майкла Джексона, Барака Обамы и других еще раз оттеняют образ американской мечты. И ты, можешь стать президентом!
Людмила: Угу!
Алексей: Лично для меня один из вопросов, который ставит этот фильм: о терапевтической роли насилия. То есть насколько насилие решает какую-либо проблему. Вот парень — 22 года, никого не убил, не был отъявленным хулиганом, однако погиб. Решения суда добились только потому, что были множественные записи на мобильные телефоны, подтверждающие, что он не сделал ничего такого, чтобы применять к нему оружие.
Людмила: По крайней мере, он не оказывал сопротивления!
Алексей: Я помню, как и многие, как полицейские убили в Лондоне молодого парня. Там несколько дней проходили волнения и помню, как наши комментаторы глумились над поведением британской полиции, над тем, что они действуют как-то слишком мягко. Я не специалист и не буду глубоко вникать, но понимаю, насколько лучше жить в обществе, где полиция боится применять насилие. Где полицейские знают, что за любой неосторожный свой шаг, им придется отвечать. Вспоминается австралийский фильм, где была сцена, которая меня абсолютно шокировала, я не могу ее забыть. Это не сцена насилия или чего-то подобного, наоборот, там спецназовцы освободили пассажиров самолета, захваченного террористами. Была перестрелка, одного из террористов убили и тому подобное. Итак, спецназовцы остановили зло и спасли множество жизней, они выходят из самолета безусловными победителями и первое, с чем они сталкиваются это люди в белых перчатках, которые поднять вверх руки и забирают их оружие на экспертизу. То есть, первое с чем они сталкиваются, выйдя из этого самолета — это недоверие к своим действиям; специально обученных людей интересует вопрос: не было ли перебора? Я понял, что общество с таким высоким уровнем здравости - это для меня другая планета.
Людмила: Еще об ярлыках. На любого человека можно смотреть под различным углом: если ты смотришь взглядом полицейского на парня в капюшоне, ты уже готов повесить на него ярлык принадлежности к какой-либо банде.
Алексей: А если парень еще и черный...
Людмила: Да-да! А если ты смотришь взглядом матери на своего ребенка - парня в капюшоне, это совсем другое дело. Лично для меня весь фильм был эмоционально ровным, никаких слез, до тех пор, пока не дошло до реакции матери. Здесь остаться спокойным невозможно: переключаешься на ее восприятие реальности и теряешь вместе с ней ребенка. Поэтому каждый человек находится на перекрестке этих взглядов; можно очень по-разному смотреть на человека, либо стреляя в него, условно говоря, либо любя его.
Алексей: В этом вопросе большую, а может и решающую роль играют средства массовой информации, и роль эта очень негативная. Они в конце концов образуют те штампы, через которые потом люди смотрят друг на друга.
Людмила: Например, лица кавказской национальности.
Алексей: Также и черные смотрят на белых. Белый полицейский — это зло. Режиссеры также попадаются на эту ловушку. Мы для людей на нас непохожих тоже являемся образом мирового зла. В этом смысле сила искусства заключается в том, что ты, будучи белым, можешь посмотреть на ситуацию глазами афроамериканской общины. Это не означает приобрести истинный взгляд, но это делает картину более объемной. Именно за это мне и понравился этот фильм, я получил возможность увидеть эту трагическую ситуацию с обратной стороны.
Людмила: Мне кажется, что название «Станция Фрутвел» это намек на то, что все на этой станции метро перемешены также, как и в мире. Он не назван, к примеру, «Оскар Грант», как попытка сделать парня героем или «Убийство в метро», как рассказ о несправедливом убийстве, а именно безлично, всеобще, просто как место происшествия. Когда что-то подобное происходит в таком массовом месте, абсолютно каждый человек в радиусе доступности занимает какую-либо позицию, видит все под тем или иным углом зрения.
Алексей: В течение последнего дня своей жизни Оскар Грант взаимодействует с несколькими белыми и эти отношения показаны очень хорошими.
Людмила: Кроме полицейских.
Алексей: Да, только полицейские не захотели увидеть в нем человека. А остальные белые просто милые люди. На мой взгляд, было бы интереснее, если бы этот фильм сняли бы как-то объемнее, если бы узнали взгляд белого полицейского и те ситуации, через которые он проходит в своей жизни, с чем он сталкивается каждый день работая с уличными бандами, в данном случае цветными. Но тем не менее, пусть хотя бы так, неплохо получить возможность посмотреть на этот день таким образом. В фильме этот день приходится сразу и на Новый год и на день рождения матери Оскара; день, в который все семьи собираются вместе. Режиссерский посыл — давайте попробуем услышать истории друг друга; к такому призыву трудно не присоединиться.
Людмила: Да. Съемки не представляют из себя ничего нового, но фильм стоит посмотреть за те вопросы, которые он ставит. Тема важная и острая.
Алексей: Нужно сказать, что он не переходит совсем в памфлет, все-таки остается ощущение живой семьи.

 

 

 

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

 

 

google + kino-mimino