Фауст (режиссер Александр Сокуров)

Фауст, Faust, 2011, Александр Сокуров, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Фауст, Faust, 2011, Изольда Дихаук, Isolda Dychauk, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Фауст, Faust, 2011, Йоханес Цайлер, Johannes Zeiler, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?

Людмила: Сегодня мы поговорим... вернее, насколько я правильно поняла, мы попытаемся поговорить о картине Александра Сокурова «Фауст», которая победила на Венецианском фестивале. Как мы уже отмечали раньше, в России победа осталась незамеченной, кроме сочувствующих кинокритиков из журнала «Искусство кино», «Сеансы» и так далее.. А журнал «Афиша» - я не думаю, чтобы они что-то заметили..
Алексей: Такие фестивали, как венецианский, в принципе, работает на специфическую аудиторию. Я думаю, в Европе та же картина: нельзя сказать, что фильмы, победившие в Венеции становятся известными широкой публике, скорее всего — это тоже, достаточно специфические киноманские события.
Людмила: Интересно, что высказывания мэтров режиссуры о жизни имеют сейчас даже свое название: «Опус-магнум», то есть «Подведение итогов»...
Алексей: .. или «Великий труд».
Людмила: Это широкий обобщенный взгляд на современность; на прошлое или настоящее. Сейчас многие режиссеры используют обобщения, чтобы высказаться о жизни, например «Хранитель времени». Многие говорят, что и этот фильм Сокурова есть большое высказывание о жизни и о кино…
Алексей: Да?
Людмила: Да. О мире, в котором мы живем. Эта победа фильма интересна, прежде всего тем, что представитель коммерческого кино Даррен Аранофски, который возглавлял жюри..
Алексей: Ну, Аранофски и там, и там поспевает...
Людмила: Да, это так, однако же, его основная ставка на зрителя! Он выбирает ленты зрелищные, визуальные, с залогом на успех. Тот же «Черный лебедь» - хоть это и не простое кино и не совсем популярная тема, но тем не менее: топовая актриса плюс зрелищность означает, что на этот фильм будет интересно пойти и обычному зрителю и необычному. И вот, этот довольно расчетливый человек присуждает премию Сокурову?! Довольно неожиданно! Я вообще не знаю, как относиться к такой победе, и тем более, в Венеции.
Алексей:

Я пытаюсь понять: понравился мне фильм или нет. Это тот случай — когда сразу и не ответишь: не то, чтобы не понравился — он, мне кажется и не создан для того, чтобы нравится. Есть фильмы, призванные оставить в нас некое ощущение легкости: комедии, приключения, фильмы про счастливую и, наоборот, несчастную любовь - все они оставляют после себя грустно-сладостное настроение. Этот фильм другой. С самого начала он визуально пытается воздействовать на зрителя самым суровым образом - он подавляет и сделано это сознательно.

Формально этот фильм является окончанием тетралогии фильмов Сокурова о власти.

Людмила: «Молох» и «Телец».
Алексей: Фильмы о различных властителях: Гитлере, Ленине... Я, к сожалению, их не видел, поэтому мне трудно увязать все в единую картину. Люди, которые смотрели все, говорят, что последний фильм выбивается из ряда. Здесь Сокуров вызывает к жизни мифологический персонаж - доктора Фауста из одноименной поэмы Гете, в которой главный герой, Фауст, заключил сделку с дьяволом. У Сокурова тоже, но сложнее. Вообще фильм снят очень специфично, все герои говорят на немецком, и большая часть актеров, действительно, немцы.
Людмила: Причем на старонемецком.
Алексей: Съемки также, судя по антуражу, происходили в Германии; фильм довольно тяжелый, но не в смысле изобилия жестких сцен, нет. Именно из-за своей давящей атмосферы. Там очень много кадров, где люди протискиваются через узкие проходы, снуют по узким улочкам, протискиваются в какие-то пещеры, почти норы. Там нет ударения на замкнутом пространстве, но люди везде почему-то обязательно протискиваются. Сами они ведут себя довольно странно, гротескно; есть в их поведении что-то босховское. К тому же фильм очень грубый и плотской, начинается он со сцены вскрытия тела с целью поиска души, душу Фауст не находит, а фильм так и продолжается чередой брутальных сцен со множеством физиологических образов. Даже Сатана выглядит не то чтобы слизняком, но телом довольно изношенным, живущим слишком долго, непомерно долго. В одной из сцен, он в бассейне и можно лицезреть ню - очень физиологично показано! Ничего завораживающего.
Людмила: Никакой масти от той силы, что вечно хочет зла?...
Алексей: Я бы сказал, что фильм максимально приближен к поэтическому произведению, он воздействует как образ, как впечатление.
Людмила: Можно ли сказать, что он антизрительский?
Алексей: Скажем так: Сокуров не сделал ничего, для того, чтобы его было легче смотреть.
Людмила: Хорошо, если это фильм-высказывание, то оно должно быть к кому-то обращено? Есть ли собеседник?
Алексей: Я себя собеседником не чувствовал!
Людмила: А кем?
Алексей:

Человеком, который из уважения к таланту, пытается досмотреть фильм до конца. Нужно отдать должное качеству работы: созданные образы, картинка - все выверено мастерски. Не математически, а именно образно, эмоционально. Образный ряд очень густой; он вызывает именно те чувства, которые, как я думаю, и хотел вызвать Сокуров: чувство неловкости, тяжести, брезгливости. Тут он абсолютно профессионален! Но если у меня спросят — что он хотел сказать этими кадрами, мне нечего ответить - я в растерянности. Я убежден, что фильм является плодом серьезных размышлений. Мы знаем, что Сокуров - человек неторопливый и мыслящий. Но ему не удалось сделать меня своим собеседником, я его не понял... Наверное, он рассчитывает на своих приверженцев.

Обращение к образу Фауста весьма интересный ход. Снова вынужден признаться, что книги не читал, но насколько я знаю из пересказа...

Людмила: История Фауста очень древняя; сам Гете — это один из ее литературных обработчиков, придавший ей свои акценты. В кинематографе есть множество немых фильмов по легенде о Фаусте и других интерпретаций, поскольку история о продаже души хорошо узнаваема и всем понятна. На ее основе многие режиссеры демонстрировали кинематографические новшества, сопроводив образ Фауста или дьявола, колдовство, зелье, взрывы сверхновыми спецэффектами или последними методами режиссуры.
Алексей:

У Гете Фауст продает свою душу за знание; он хочет постичь мироздание. Когда он достигает цели, то оказывается неудовлетворенным. Насколько я понял из критики, основная идея Гете — это упрек европейцам нового времени или, лучше сказать, пинок в сторону ученых-рационалистов, которые сказали — нам ничего не нужно, кроме сухого знания; у нас есть формулы и пробирки, и теперь, наконец, мы все узнаем. А Гете говорит, а душа-то где? Нужна душа! Человек без душевного порыва — ничто, и все это знание не принесет ему никакой пользы, если он в своей жизни не уловит главного.

У Сокурова же, Фауст — это уставший ученый...

Людмила: ...Который не может найти?
Алексей: У него давно нет надежды на то, что можно удовлетвориться знанием; в знании он уже разочаровался. Этот ученый ближе к современности он везде порылся: и тут порезал; и там, астрономию поизучал; и биологию, и философию... Его главная проблема в том, что он не видит смысла жизни; разрезал человека, а души-то не увидел. Он размышляет: неужели Бог воздействует только на наш внутренний мир, а снаружи никакого действия не видно?! Сокуров максимально пытается пресечь любой намек на метафизику, и даже Сатана поэтому получился у него какой-то не метафизический, а чрезмерно телесный. Значительную часть фильма Фауст отвечает себе на собственный вопрос — есть ли на Земле что-либо такое, за что стоило бы продать свою душу? И поначалу, он вроде бы находит... чуть ни сказал — за любовь. Назовем это: за ночь с прекрасной дамой.
Людмила: То есть как Женя Белоусов: «За любовь с тобой, отдам все на свете!» И для этого Сокуров снял «Фауст»!? Вроде бы и Жени было достаточно.
Алексей:

Получается что так. В общем за ночь, в которой все должно быть прекрасно: не только секс, главное романтика! Хотя особой возвышенности и поэтичности не получилось, но есть момент, когда Фауст смотрит на нее, а Сокуров, с помощью визуальных эффектов создает ощущение «явления». Очень рыжая немецкая актриса, с очень белой кожей и в мгновения яркого солнечного всплеска ее лицо полностью с ним сливается сливается... Несколько секунд мы поистине любуемся в кадре этим зрелищем! 

Затем оказывается, что цена за эту ночь будет очень высокой, как водится у Сатаны, задним числом. И прежде всего для нее, скорее всего ее посадят в тюрьму. Фауст понимает, что Сатана обманул его. Затем они идут в какое-то место, похожее на ад, правда я не очень понял, что это за место, видимо потому что я не очень знаком с духовными поисками Сокурова. Убедившись, что его надули, Фауст посылает Сатану куда подальше: поскольку, если в мире нет ни метафизики, ни Бога - значит нет и Сатаны! А тогда и договор с ним не имеет силы. Фауст сбегает от Сатаны и в самом конце фильма мы видим, как он бежит к каким-то заснеженным вершинам... Что собой представляют эти вершины непонятно. В общем, Фауст бежит в горы.

Людмила: Может быть он хочет преодолеть границы страны и оказаться за границей?
Алексей: Безусловно он хочет! Не знаю, правда, чего. Может быть преодолеть границы страны, может быть границы небес. Я, в силу своей ограниченности, не могу прочесть эти великие символы. Скажу одно - Сокуров в этом фильме говорил не ко мне. Талант налицо, а высказывание недосягаемо. Но мир, который он создал в этом фильме достаточно мрачный и безрадостный.
Людмила: Тогда, за что же ему дали премию?
Алексей: С этим вопросом, к Аронофски!

 

 

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

google + kino-mimino