За холмами (Dupa dealuri) режиссер Кристиан Мунджиу

Монастырь — не спокойное место, это место духовной борьбы. Фильм «За холмами» вживляет в монастырскую жизнь, полную событий. Страсти происходят в современном монастыре Европы ХХI века. Два взгляда на события: мирской и духовный, как две параллельные прямые — они никогда не пересекутся. И кажется, что даже режиссер не знает, за кем стоит правда. Покажет только будущее.

За холмами, Dupa dealuri, Кристиан Мунджиу, Cristian Mungiu, 2012, Космина Стратан, Cosmina Stratan, Кристина Флутур, Cristina Flutur, Валериу Андрьюта, Valeriu Andriuta, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? За холмами, Dupa dealuri, Кристиан Мунджиу, Cristian Mungiu, 2012, Космина Стратан, Cosmina Stratan, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? За холмами, Dupa dealuri, Кристиан Мунджиу, Cristian Mungiu, 2012, Кристина Флутур, Cristina Flutur, Валериу Андрьюта, Valeriu Andriuta, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? 

Алексей: Фильм «За холмами» рассказывает о небольшом православном монастыре, в Румынии; главные персонажи — две девушки: Алина и Войчита, которые вместе воспитывались в детском доме. Алина возвращается из Германии в Румынию, что забрать с собой свою подругу Войчиту, которая ей дорога как родная сестра, потому что, видимо, они вместе хлебнули испытаний детдомовской жизни. Выясняется, что Войчита, теперь послушница в монастыре, почти монахиня, она взяла на себя обеты и живет жизнью, полностью согласованной с правилами монастыря. У Алины возникает дилемма: с одной стороны, она хочет забрать Войчиту из монастыря, потому что они не могут жить друг без друга, по-крайней мере не может она; она очень привязана к Войчите, именно интернатовской привязанностью — когда у тебя никого нет, кроме твоей подруги. С другой стороны, Войчита не хочет оставлять монастырь. И, вот, Алина мечется между этими обстоятельствами; а сама она не может принять для себя монастырскую жизнь, и вообще, у нее нет уверенности в истинности христианства. К тому же, характер у нее надломленный, я бы сказал истерический; она начинает устраивать там различные выкрутасы и припадки, и наставник этого монастыря при поддержке монахинь, решают сообща молиться об изгнании злых духов. В результате их безуспешной молитвы, Алина умирает от истощения.
Людмила: При этом фильм не об экзорцизме.
Алексей: Да, фильм не об экзорцизме, там никого с крутящимися головами, и ходящими по стенам нет.
Людмила: А так же нет речи и о зловещей роли и тоталитарности религии или, конкретно, православия... Может быть режиссер ставит такой вопрос, но мне показалось другое. Давай обменяемся мнениями?! Что для тебя показалось главным?
Алексей: Я бы сказал, что во-первых, этот фильм интересен, тем, что он не дает категоричных оценок. Наставник монастыря, с вверенными ему монахинями, не выглядит злодеем.
Людмила: Он сделал все так, как положено по логике того мира, в котором он живет. В рамках монастыря, в рамках мира, где он живет, он сделал все правильно.
Алексей: Ну это спорно! Но по-крайней мере, мы в это верим, режиссеру четко удалось показать искренность тех людей, которые пытались помочь Алине; искренность самого настоятеля и сестер-монахинь. Они видят, что Алина в беде, они интерпретируют эту беду как наличие в ней злого духа, и пытаются ей помочь. Они во всех своих реакциях очень искренни, и видно что они очень переживают за нее. Да и сам священник, сделал много шагов для того, чтобы все не зашло так далеко, до той ситуации, в которой они оказались. Он максимально старался: ее отвозили в больницу; пытались ей помочь... Это не такая история, что она попала в монастырь — и ей никуда оттуда не деться... В больнице сказали, что мы можем сделать ей успокаивающие уколы, но больше для нее мы ничего сделать не можем. Врач даже и советует ей побыть в монастыре, как в месте, где тихо и спокойно. Мы до конца понимаем сложность всей этой ситуации и режиссер оставляет нас с открытым концом.
Людмила: Режиссер в своем интервью говорит о грехе равнодушия, как о грехе, которого не было в списке, который читали Алине перед тем, как она должна была пойти на исповедь; там было перечислено около 464-ех грехов. Режиссер говорит о том, что греха равнодушия в нем нет, а это самый большой для этой истории грех.
Алексей: Да, но, если бы кто и был равнодушен, то это не священник. В этом смысле, в монастыре, Алине показали пример самого большего участия, чем где бы то ни было.
Людмила: Да, действительно, ей некуда пойти. И ее работа, о которой мы до конца не знаем, правда ли, что она работала в Германии официанткой или там произошло нечто такое, что сломило ее еще больше. Ее румынская приемная семья взяла на ее место уже другую девушку, выпускницу из детского дома, а ее подруга Войчита, с которой у нее единственная крепкая связь, вроде бы и любит ее, и относится к ней с сочувствием, нежностью и привязанностью, но кажется, что не готова впустить ее в ту жизнь, которую она обрела, ей там реально нет места.
Алексей: Фильм таков, что в нем нет героев положительных или отрицательных; он достаточно неплохо передает запутанность жизни, в которой мы иногда оказываемся. В принципе каждого из персонажей легко в чем-то обвинить...
Людмила: И оправдать тоже каждого..
Алексей: И оправдать! Этим фильм и интересен.
Людмила:  А за рамками монастыря, когда уже подключается больница и милиция видно, что мир остается таким же бытовым и непоколебимым. Что же является опорой этой непоколебимости; почему мир продолжает стоять, несмотря на то, что люди в нем погибают от одиночества? Акцент сделан на этом: на телефонных разговорах медсестры и полицейского — может быть и это равнодушие? Не знаю, но мир показан непоколебимым, непробиваемым ничем; люди в нем не находят себе места. 
Алексей:  При этом все-таки, большой акцент в повествовании сделан на монастыре; все-таки, большая часть действия проходит именно в монастыре. Мы понимаем, что девушку, которая вышла из детского дома, выпихивают. Она не может оставаться в приемной семье, которая ее взяла, она уехала в Германию. Там тоже, хоть и не говорится об этом, но ясно, что она чувствовала себя одиноко. И, теперь, когда она возвращается, она не может найти общий язык с подругой, хотя отчаянно хочет вернуть утерянные отношения и былую близость. Понятно, что некий отголосок вины состоит в том, что в свое время она уехала. Да и в монастыре, в принципе, ей не место, что ей неоднократно и было сказано. Мне было интересно смотреть еще и потому, что я не раз сталкивался в жизни с такими людьми, как главная героиня, и я понимаю, что не смог бы ей помочь. В этом смысле выпускница детского дома показана очень правдоподобно, я лично общался с ними, и видел их своеобразные взгляды на жизнь: некое сочетание инфантилизма и недоверия к людям. С истеричностью, корни которой, наверное в том, что приходилось выживать в очень не простых, прежде всего в эмоционально не простых условиях. Ее своеобразная приверженность подруге переходит в желание обладать ею как собственностью: она ведь не может свою подругу отпустить, не может позволить ей избрать путь, который та хочет. И даже то, что Войчита показала ей свое решение достаточно ясно, даже это не помогло. Честно говоря, я и предположить не могу, чем можно ей помочь. Можно обвинять в равнодушии, но когда ты сталкиваешься с людьми, подобного рода — я развожу руками, мне ну удавалось им помочь. 
Людмила:  Я думаю, что для человека, прошедшего через Детский дом или через любую другую тоталитарную систему, свобода становится настоящим испытанием, или даже наказанием, в общем чем-то невыносимым, что почти невозможно пережить. 
Алексей:  Да. Но и жить по правилам они не хотят. 
Людмила:  По каким правилам? 
Алексей:  Да ни по каким не хотят, я имею ввиду внешние правила. 
Людмила:  Эти люди были встроены в систему; она была жестокой, но по крайней мере понятной. Главное в Детдоме — это выживать, и это более простой мир, чем, тот мир, который их ждет после выпуска. Пока она боролась за выживание, пока было понятно, где враг — она знала, что нужно делать, а теперь.. 
Алексей: Вообще, получается, что такие фильмы — это приговор Детским домам, потому что только в семье человек может получить воспитание. Когда я общался с людьми с детдомовской судьбой, первое чему удивляешься — что, те жизненные нормы, которые для тебя очевидны, в них часто абсолютно отсутствуют. Не хочу говорить обо всех, не хочу обобщать, но часто бывает именно так. И огромная эмоциональная травма этих людей также играет не последнюю роль. Для себя из этого фильма, я сделал два вывода, не говорю, опять же, что они универсальны, только для себя. Как человек, который соотносит себя с христианской традицией и с верой в Бога, я здесь вижу людей, которые тоже считают себя верующими, хотя в фильме показано, что все они очень разные, между монахинями бывают непростые отношения, скажем так: обычные женщины, но достаточно набожные. Их настоятель производит впечатление зрелого человека, без очевидных задвигов. Первый мой вывод звучит неприятно: мы не всегда бываем способны на доброе дело или на то, что нам представляется добрым делом; не за все стоит браться. Священник в конце фильма признает, что может быть его грех в том, что он слишком поверил в то, что сможет это сделать, сможет изгнать из нее беса.
Людмила: Разве у него был выбор?
Алексей: В данном случае, я считаю, что правильным выбором было выгнать ее, причем с самого начала. Нужно было вообще не пускать ее в монастырь, потому что сразу было ясно, что они не могут ей помочь. Нужно было вынудить государственное учреждение, чтобы они занимались этой девушкой, потому что с такими людьми других средств нет.
Людмила: С другой стороны, когда звучит вопрос: кто виновен в смерти этой девушки? Ее подруга опускает глаза, считая себя виновной.
Алексей: Трудно сказать, что происходит в ее голове, может быть ты и права. В любом случае, для меня фильм очевидно показывает, что не за любое доброе дело у нас есть силы браться. Иногда мы вынуждены — это другое дело, но в данном случае они не были вынуждены. Нужно честно отдавать себе отчет в том, что мы не всегда можем помочь, не только в силу физических и материальных способностей, а в силу эмоциональных. Иногда мы должны признать — я не могу с этим справиться, поэтому не буду браться. Опять же, это может служить и оправданием того, чтобы вообще ничего хорошего людям не делать — это крайность. Но и обратная крайность может быть разновидностью гордости, о чем священник размышляет в конце фильма. Если ты думаешь о себе, как о человеке, могущим помочь всем людям — то нет, не всем! Свои пределы нужно понимать.
Людмила: С другой стороны, ее подруга могла бы сразу сказать «нет», раз она понимала, что ей нет места в монастырской жизни. Не надо было мучить ее своим полуотказом, не надо было принимать ее. Алина — девушка жестокая, она привыкла слышать «нет», она бы справилась, потому что у нее сильный характер.
Алексей: Может быть и не справилась бы, но мы не всегда можем брать на себя ответственность за других людей. Я с тобой согласен, это касается моего второго вывода: главная проблема как подруги, так и священника в том, что их представление о милосердии и о привязанности не дали им поступить честно. Милосерднее было бы сказать нет.
Людмила: Получается, что жестокость может быть милосердной?
Алексей: Да. В некоторых случаях спасает твердость, потому что мы живем в ограниченном мире, и всего, чего бы нам хотелось сделать не можем.

 

 

 

kino-mimino 

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)
Небраска (Nebraska) режиссер Александр Пэйн
Похороните меня заживо (Get Low) режиссер Аарон Шнайдер
Истории, которые мы рассказываем (Stories We Tell) режиссер Сара Полли
Место под соснами (The Place Beyond the Pines) режиссер Дерек Сиенфрэнс
Вся президентская рать (All the President's Men) режиссер Алан Пакула