Облачный атлас (Cloud Atlas) режиссеры Вачовски и Тыквер

Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Лана Вачовски, Lana Wachowski, Энди Вачовски, Andy Wachowski, Том Тыквер, Tom Tykwer, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Лана Вачовски, Lana Wachowski, Энди Вачовски, Andy Wachowski, Том Тыквер, Tom Tykwer, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть? Облачный атлас, Cloud Atlas, 2012, Лана Вачовски, Lana Wachowski, Энди Вачовски, Andy Wachowski, Том Тыквер, Tom Tykwer, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть?

Алексей: Этот фильм многими считается крупным кинособытием, основная причина такого мнения — количество вовлеченных кинозвезд, а также тот факт, что его сняли Тыквер и родственники Вачовски.
Людмила: Значит, все-таки, мы будем политкорректны насчет Вачовски?
Алексей: Будем. Оказалось, что Люда была не в курсе, я поясню, вообще есть братья Вачовски, но один из братьев, который Ларри, сделал себе операцию по смене пола или по-крайней мере предпринял шаги в этом направлении, и теперь он Лана Вачовски. Он так всем представляется. Так что в наши сложные времена можно и не уследить вовсе, но хорошо, что пока в пределах человечности все остается, если еще на животных перейдет, то будет совсем сложно.
Людмила: Актерский состав блещет всеми красками: Том Хэнкс, Холли Берри..
Алексей: Хьюго Уивинг, Хью Грант, Джим Бродбент, Сьюзен Сарандон, в общем всех собрали.
Людмила: Плюс в списке продюсеров числится наш соотечественник Александр Роднянский.
Алексей: Одним словом по актерскому составу это, действительно, событие, да еще и яркие режиссеры, я бы не сказал, что их трое, потому что Вачовски всегда были в паре, независимо от гендерной ориентации, в общем, Вачовски отдельно и Тыквер. Одним словом, все совпало: и актеры, и режиссеры, и то, что фильм поставлен по книге запутывающей..
Людмила: Очень известной книге!
Алексей: Да. Судя по всему фильм должен стать бомбой. На мой взгляд, в смысле кинематографического прорыва, не стал. У меня к Вачовски по этому поводу есть претензия, потому что их «Матрица» для меня входит в список тех вещей, которые нельзя обойти стороной. Это одна из киноэпопей, которые играют огромную роль, вместе с такими как «Властелин колец», Поттериана, «Звездные войны», я бы сказал это произведения одного масштаба, но «Матрица» для меня, все-таки, на особом счету — мощнейший фильм. Можно делить фантастические фильмы на те, что до «Матрицы» и после нее. Но все последующие проекты Вачовски, на мой взгляд слабоваты. «Облачный атлас» несмотря на всю свою претензию, тоже слабоват... Он ладно сделан, с этой точки зрения к нему не придраться, несмотря на то, что там шесть сюжетов! Шесть!
Людмила: Это потому, что так книга была написана.
Алексей: Говорят в книге еще меньше понятно, чем в фильме, я читал об этом.
Людмила: В фильме упростили.
Алексей: Не то чтобы упростили, говорят больше связали эти сюжеты между собой.
Людмила: Потому что они используют прием, что одни и те же актеры играют несколько ролей в разных периодах времени..
Алексей: Не уверен, что это помогает в понимании связи между сюжетами. Книгу не читал, не могу оценивать, но в любом случае, представьте шесть пластов событий! Почти для любого фильма соединить шесть пластов самоубийственная затея. Тут, логически, в принципе, они соединяются. Поначалу, первые минут пятнадцать, думаешь — ну, что же они так нафаршировали! Затем все раскладывается, увязывается, срастается одно с другим, ничего не путается; начинаешь все отслеживать.
Людмила: Лана Вачовски высказывала опасения по поводу молодых зрителей, она говорит, что мы-то знакомы с русской литературой. То есть многослойность, многосюжетность она связывает с русской литературой. Поэтому она опасалась, что молодые зрители, американские тинейджеры не смогут уследить за сюжетом.
Алексей: Между хрустом попкорна?
Людмила: Да, теперь в школах не изучают «Войну и мир», они это не любят, не уважают, не читают, поэтому она предполагает, что им будет трудно разобраться в «Облачном атласе».
Алексей: С этой точки зрения, претензий к фильму нет, сделан он ладно. Вопрос, скорее, в общей тональности. Очевидно, что это — фильм-высказывание, с хорошо заряженным идеологическим посылом. Хотя этот посыл и чувствуется через каждые пять минут просмотра, он звучит даже, когда и не должен, а все равно, слишком он общечеловеческий и толерантный. На выходе, когда пытаешься сформулировать в чем состоит единый посыл, теряешься. Забавно. Я вообще плохо переношу пафосные вещи, а тут три часа пафоса, упражнение не для слабонервных, причем ни какого-нибудь завуалированного пафоса, нет, наоборот пафоса старой закалки. В фильме есть фраза, которая перечеркивает все достижения постмодернизма, во всяком случае пытается перечеркнуть: истина только одна. В наши дни, само по себе, это утверждение может заставить нервничать измученных толерантностью и плюрализмом зрителей или критиков. Но тут, она бескомпромиссно звучит на протяжении всего фильма. Там мы видим борьбу и за права негров, и за геев, и против рабства, в данном случае рабство вызвано фантастическим обществом потребления, и против домов престарелых — собрано все, что можно было собрать. Даром, что шесть сюжетных линий, каждая может себе позволить какую-то борьбу. Еще борьба против коррупции среди олигархов нефтяных компаний, которые устраивают нам всякие гадости! Столько проблем прозвучало, а на выходе, какое-то чувство неубедительности. «Матрица» тоже очень пафосный фильм, он прямо-таки манифестный, но он звучит свежо. Я пока не могу сформулировать в чем для меня разница между пафосом «Матрицы» и пафосом «Облачного атласа», но почему-то первый я заглатываю, несмотря на всю свою нелюбовь, а второй уже никак не идет. Может быть то, что хорошо звучит из уст молодых, не так хорошо из уст сорокалетних? Может Вачовски нужно сменить тему? Не знаю. Темы, вроде бы хорошие, общечеловеческие. Может быть их избитость мешает какой-то свежести. Есть ще другая проблема, так как идет шестнадцать пересекающихся повествований, то, конечно, многие характеры очень картонные, очень трафаретные. Опять же, та же проблема и у «Матрицы», но все равно там по-другому смотрится.
Людмила: Идея как раз в полотне. Допустим, ты видишь картину со множеством персонажей, например Ивановское «Крещение Христа». Толпа людей: можно в каждое лицо всматриваться, а если отойдешь, то видишь полотно в целом. Здесь также: девятнадцатый век, начало двадцатого, отдаленное прошлое, очень далекое будущее, а если на все сразу посмотреть — складывается в единую картину.
Алексей: Нет не складывается. Как-будто анекдот, трагедию и драму рассказывают одной тональностью на протяжении трех часов.
Людмила:

Создатели, наоборот, говорят о том, как они соединяли эти истории, меняя тональность, например, эпизод с журналисткой с элементами триллера сменялся другим эпизодом, они это делали, приглушая тональность. Они преподносят это как искусство — соединить шесть жанров в один поли-жанр, они считают себя крутыми, потому что справились с этой задачей.

 

Алексей: Не справились. Круты, но не справились.
Людмила: По поводу идеи: должно ли кино быть идеологичным. Лана Вачовски жалуется, что нельзя поставить фильм с идеей, чтобы не начались упреки либо в псевдоинтеллектуальности, либо в философии нью эйдж. Она говорит, что кино необязательно существует для того, чтобы вызывать эмоции, оно может также быть и интеллектуальным высказыванием, обращающимся к сознанию, она также подчеркивает, что кино является самым социальным видом искусства, если музыка и живопись — это личное высказывание, то фильм как плод совместных усилий компании является общественным, социальным высказыванием.
Алексей: Да, но в чем отличие кино от выступления политика или идеолога? Кино рассказывает истории и любая идея должна быть рассказана через историю. Если история выглядит не убедительно, если ты ей, говоря замученными словами Станиславского «не веришь»...
Людмила: То есть из шести историй, ты не одной из них не веришь?
Алексей:

В разной степени, нет. Пожалуй, две самых убедительных — те, которые рассказывают о нашем времени, и то с определенными оговорками. Мне в последнее время симпатичнее фильмы, которые рассказывают пусть даже и идеи, но через скромные, зато ладно сделанные рассказы. Здесь же, те несколько идей, которые пронизывают весь фильм, так и просятся — Возьмите меня на цитаты! Возьмите! Для иллюстрации: в одном из эпизодов адвокат встает на путь борьбы против рабовладения и в разговоре с рабовладельцем, которого играет Хьюго Уивинг; в «Матрице» он — агент Смит, и тут он практически тот же самый агент Смит; который в данном случае вырядился в рабовладельца XIX века, адвокат слышит от рабовладельца — Главное — это порядок! Я не знаю, специально ли режиссеры это сделали, наверное, специально. И он продолжает — Даже если вы будете бороться против рабства, все равно вас распнут, вас не оценят, и любое ваше усилие будет лишь каплей в море! — И герой отвечает, без всяких там скрещенных пальцев, с полной серьезностью — Но, ведь, разве океан не состоит из тех самых капель!? И вот такой весь фильм! Возьмите меня на цитаты! Когда так нагло просятся в цитаты, лично у меня это вызывает чувство сопротивления и отторжения. Да говорите вы по-человечески, может быть будет более убедительно!

Одна из идей в этом фильме, много раз проговоренная, звучит так: наша жизнь не нам принадлежит, она связана с другими жизнями, предопределена прошлым, поэтому каждый наш поступок влияет на будущее. Несколько раз она звучит, но из фильма это совсем не очевидно, никак не следует.

Людмила: Ну, нет, как же? Ведь они все связаны.
Алексей: Нет связей не видно. Все они борются за идеи, но идеи разные: в одном случае, против олигархов; в другом, против принужденного помещения в дом престарелых; в третьем, против рабства; в последней истории совсем непонятно за что борьба, за некую надежду на будущее. Все разное.
Людмила: Может быть объединяет сама борьба за свои верования? Кто-то из этих режиссеров сказал, что идея и вера — это единственная сила, которая может...
Алексей: Единственная фраза, которая вроде бы, объединяет все эти сюжеты, что люди прошлого, предки, не удовольствовались своей мудростью, они хотели чего-то большего. Но, согласись, использовать в качестве идеи фразу «хотим чего-то большего» мягко говоря, не достаточно. И Гитлер хотел чего-то большего, вы уж меня извините, и убийцы-насильники хотят чего-то большего!
Людмила: Подожди, но ведь мысль в том, а есть ли рок? Что человек может изменить в этом мире, если есть рок? Если над всем властвует рок или Бог? Если мир предопределен? Каждый человек хоть и капля, но в то же время и не капля?
Алексей: Хорошо, еще раз. Мысль о том, может ли один человек что-то изменить в мире, на идею не тянет.
Людмила: Все древнегреческие трагедии об этом, от Эдипа и далее!
Алексей: Ничего подобно, совсем не об этом! Не будем даже трогать древних греков, ничего они не хотели изменить.
Людмила: Я говорю о человеке перед лицом рока.
Алексей: В этом смысле, греки считали, что ничего человек не может изменить. Это основная мысль. Здесь же и рока-то нет как такового, что это за рок такой? Я вот что имею ввиду: три часа пафоса ради фразы, в которой нет смысла — это перебор по всем понятиям. В этом мой самый главный упрек. В «Матрице» хотя бы понятно, кто виноват, кто враг и что нужно делать — он этим и берет. Это идея спасения своеобразно выраженная в технократической утопии, можно с ней спорить или соглашаться, но она выражена, высказана с верой, с пафосом, с использованием богатых культурных аллюзий. Да там есть интеллектуальные и псевдоинтеллектуальные игры для тех, кому интересно. Здесь же, все выглядит настолько картонно, что дальше некуда...
Людмила: Потому что персонажи, носители идей — плоски и немногомерны. Есть такие же полифоничные фильмы: «Вавилон» Иньярриту и «Древо жизни» Малика...
Алексей: Они выигрывают..
Людмила: За счет чего выигрывают? Тоже много историй, все намешано..
Алексей: Они разные. «Древо жизни» выигрывает за счет поэзии, есть во всем этом искренность; странная такая, пафосная, но искренность. Веришь, что он всерьез говорит об этом, проговаривает, есть там какая-то задумчивость, именно поэтическая задумчивость. «Вавилон» тоже выигрывает, я не могу сказать, что режиссер озвучивает свою идею совершенным образом, опять же через слишком сложные, избыточно сложные сюжеты пытается показать связанность мира. Мне кажется через более простые, бытовые примеры, было бы убедительнее, но это я опять придираюсь. Там хоть сами истории выглядят как живые, здесь же нет. Здесь истории, которые хоть чуть-чуть живые переплетаются с теми, которые вовсе неживые.
Людмила: И все это не соединяется?
Алексей: Да. Получается что-то похожее на то, если к электрической лампочке пришить тряпочку; теоретически возможно, но практически, смысла нет. Главная претензия в том, что три часа высокопафосной речи, и в конце ты не можешь сформулировать, в чем же проповедь.
Людмила: Значит мы приговорили «Облачный атлас»?
Алексей: Я так скажу, смотреть его не скучно, но я ждал от Тыквера и от Вачовски, и особенно, от них вместе намного большего.

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

google + kino-mimino

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Almost Heaven (Почти Рай) режиссер Кэрол Салтер
Самый счастливый день в жизни Олли Мяки (Hymyilevä mies) режиссер Юхо Куосманен
На исходе дня (The Remains of the Day) режиссер Джеймс Айвори
Причастие (Nattvardsgästerna) режиссер Ингмар Бергман
Аритмия (режиссер Борис Хлебников)
Прибытие (Arrival) режиссер Дени Вильнёв
Несколько женщин (Certain Women) режиссер Келли Райхардт
Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Путешествие времени (Voyage of Time: Life's Journey) режиссер Терренс Малик
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Манчестер у моря (Manchester by the Sea) режиссер Кеннет Лонерган
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция