Архипелаг (Archipelago) режиссер Джоэнна Хогг

Архипелаг, Archipelago, Джоэнна Хогг, Joanna Hogg, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскриптАрхипелаг, Archipelago, Джоэнна Хогг, Joanna Hogg, Том Хиддлстон,Tom Hiddleston, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскриптАрхипелаг, Archipelago, Джоэнна Хогг, Joanna Hogg, Том Хиддлстон,Tom Hiddleston, кино, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт

"Архипелаг" (Archipelago), , режиссер Джоэнна Хогг

Людмила: Поговорим о фильме «Архипелаг», который особо выделили на 54-ом Лондонском Фестивале, причем с такой формулировкой: за напряженное правдивое повествование и визуальную красоту. Фильм удостоился отдельного замечания, к нашей чести нужно отметить, что победил на этом самом фестивале русский фильм «Как я провел этим летом».
Антон: Наша красота взяла!
Людмила: В обоих этих фильмах и в по случайности одинаково, то, что действие происходит в пустынных местах северной природы, в нашем фильме это арктическая станция, в фильме «Архипелаг» —  остров.
Антон: На самом деле это не север, просто природа там дикая.Людмила:Но поскольку время действия осеннее, холодно и от кадров тянет холодом. В общем два холодных фильма российский и британский столкнулись на одном фестивале, но поговорим мы о британском. ежиссер Джоэнна Хогг сейчас нам расскажет как и почему она снимала свое кино.

- ежиссер Джоанна Хогг работает над фильмом не совсем обычно: вместо сценария она пишет рассказ. Я хочу спросить вас, почему?

- Мне не нравятся сценарии, на мой взгляд они безжизненные. В историях, которые я пишу, я могу отобразить эмоции, чувства, мысли... а в сценарии, наоборот, подразумевается, что обо всем этом написано не будет, а будет задана только схема. Я как бы создаю эмоциональную картину, того, что будет происходить.

- Значит ли это, что все, что мы видим на экране, я имею ввиду диалоги - это импровизация?

- Да, элементы импровизации в работе над фильмом присутствуют. Это интересная комбинация, моего собственного представления о том, как я хочу, чтобы звучали некоторые диалоги, например, мои персонажи в фильме часто произносят фразу: “не могу это больше терпеть”. Я сама так говорю и эта фраза очень уместна в семейных раздорах, люди повторяют ее в семье помногу лет. Такие строки я вставляю в текст, но дальше слова исходят из самих актеров, из их глубокого понимания того, какой образ они создают.

-  В вашем фильме снимаются как профессиональные актеры, так и обычные люди, например, девушка-повар, учитель рисования, администратор, рыбаки - как мне показалось, все они не актеры. Как это влияет на атмосферу фильма? Ведь, когда смотришь фильм, сразу можно заметить разницу между теми, кто исполняет роль, а кто играет самого себя, несмотря на все усилия актеров выглядеть естественными.

- Все очень сильно меняется. Профессиональным актерам для взаимодействия с не актерами необходимо забыть об игре и о происходящих действиях, и тогда ситуация становится очень реалистичной, особенно еще и потому, что не актеры во время съемок не знают как будет развиваться сценарий. 

Антон: Интересный метод она использует, таких режиссеров мало, и можно смело сказать, что рискованно таким методом снимать, потому что может ничего не получится. Мне кажется она все правильно рассчитала, на главную роль она взяла парня, который уже у нее снимался, молодой актер с великолепным образованием. Я посмотрел его биографию — удивительное начало карьеры, он учился Итонском колледже в Англии, это школа-интернат для мальчиков, одна из самых известных в Британии, существует 400 лет; все премьер-министры считают своим долгом читать там лекции. Затем он учился в Кембридже, после этого в Королевской Актерской Школе, она называется АДА, это одна из самых известных актерских школ в мире, и вот, с таким образованием и с очень не бедными родителями он попадает к ней в фильм, где, собственно говоря, играет почти самого себя.
Людмила: Ой, если это он самого себя играет, то мне его очень жаль.
Антон: В интервью он говорит — вы, конечно, понимаете, что это не мой способ проводить таким образом отпуск, с родителями. Но факт в том, что режиссер показывает нам общество, которого мы, по существу, не знаем, средний класс с достатком выше среднего, люди, которым нет необходимости работать, люди у которых достаточно не только денег, но и свободного времени.
Людмила: Люди замученные самоопределением, по самому фильму видно, потому никто из них, а мы видим троих героев одной семьи: мама, сын и дочь, и, окружающие их персонажи это женщина-повар и мужчина, который обучает маму рисованию.
Антон: Которых, как мне показалось в фильме, они привезли с собой.
Людмила: Я не очень поняла именно это, но это точно нанятые работники. И все они мучаются вопросом: куда себя деть, за исключением художника и кухарки.
Антон: Это потому, что одни люди из другого слоя общества.
Людмила: Да, а остальные испытывают мучения самоопределения, и мама их тоже с ними — это кошмар!
Антон: Вот я и говорю, что нам мало знакомо это общество, среди нас мало таких людей, которые обладают не только свободными средствами, но и временем — в любой момент собраться всей семьей и рвануть на отдых.
Людмила: Они приезжают на красивейший остров, где они есть красивый дом, в котором они не раз бывали, дети помнят его еще с детства, мы периодически видим бытовые сцены совместных ужинов, пикников, разговоров в гостиной и все это перемежается красотами природы.
Антон: Чрезвычайно скучнейший фильм.
Людмила: Двухчасовая тягомотина.
Антон: Это не для слабонервных, когда я пытался посмотреть этот фильм, я постоянно ловил себя на мысли — нет, это совершенно невозможно смотреть, буду параллельно заниматься чем-то другим, только начал что-то делать, оп! - пропустил диалог. Отмотал, прослушал диалог, стал смотреть дальше, опять длиннейшие паузы, ничего не происходит.
Людмила: Да в нем нет схемы, присущей, например голливудскому кино: действие — сцена, поворот сюжета — сцена. Здесь никаких поворотов сюжета нет, ты, как искушенный зритель ждешь, раз вся семейка собралась, явно сейчас вылезут скелеты из всех шкафов кончится все плохо, какой-нибудь семейной руганью. Да, это происходит, но не так как в должно быть в драмах, это не громкие ссоры.
Антон: Очень реалистично, правда?
Людмила: Именно так в жизни происходит, но кино, это ведь не жизнь, в нем все сжимается и утрируется, чтобы как-то попасть в зрителя. А здесь мы наблюдаем за семейными бытовыми склоками без всякого экшена, иногда это вообще ссора голосов из-за стенки. Ссорятся мать с сестрой на лестнице, а мы почему-то находимся в комнате у парня и слышим это все через стены. Конечно, в жизни именно так и слышишь ссоры близких людей, но зачем так дотошно переносить в фильм повседневность, у меня этой повседневности и так достаточно?
Антон: Мне, кажется, она не для нас с тобой кино снимала.
Людмила: А для кого? Кто ее зритель?
Антон: Джоэнна Хогг очень интересный человек, она больше 10 лет снимала сериалы для телевидения, затем она поняла, что больше не может снимать одним крупным планом, где все эмоции только на лице, тело вообще не важно показано или нет, никаких панорам, никаких средних планов, ничего, и конечно же очень точно выверенные диалоги. Этот ее фильм — антисериал.
Людмила: У меня возникло впечатление, что актеры импровизируют в рамках заданной ситуации, что их реплики не прописаны.
Антон: Она взяла профессиональных актеров только на роли членов семьи, остальные люди, которые вокруг они вообще не актеры. Девушка, которая готовит еду, она действительно повар, преподаватель рисования — художник, охотники — это охотники, рыбак—рыбак и так далее. Более того, эти люди даже не знали сюжета, сюжет знали только актеры, остальные знали только в рамках сцены, которая будет сниматься сейчас. А сейчас, к примеру, они будут готовить кальмары. Из-за такого синтеза получается удивительно не натянутая атмосфера.
Людмила: Ты считаешь не натянутая, а на мой взгляд натянутая. Все эти паузы невыносимы.
Антон:  Она не лживая.
Людмила: Она похожа на жизнь, но ты ведь смотришь-то кино! Это же не перформанс какой-то: вот я привезу семью из актеров на остров и окружу их местными людьми и посмотрим! Она называет это фильмом, зачем называть фильмом то, что не является фильмом.
Антон: В этом фильме есть диалог, который можно не сразу заметить, который легко пропустить, если ты отвлекся ненадолго. После длинных прогулок, показанного моря, сидят парень с учителем рисования, который его лет на 20 постарше и учитель говорит потрясающую вещь о том, что жизнь эта такая штука вроде рисунка, она складывается из нелепейших деталей: там мазок, здесь мазок, тут какие-то наброски и потом вырисовывается картина. Мне показалось, что режиссер именно так и хотела сделать свой фильм; какой-то мазок там, какой-то здесь и все вместе выливается в семейную драму.
Людмила: В таком случае нужно было подавать так, чтобы мы в течении фильма могли с этими героями срастись, что-то про них понять, просочувствоваться ими, а мы как-то не смогли. Да и финал фильма безликий, в дом вваливаются уборщики, а вертолет с семьей мучительно долго, минуты три собирается начать взлетать. Ну и финал!
Антон:  Опять же режиссер фильма, настолько устала работать определенным образом..
Людмила:  .. по шаблону..
Антон: .. она не критикует сериалы, она говорит о них, как о работе по определенному методу, что решила сделать все по-другому, например совершенно ничего не объясняя. Она говорит я не ищу легкий путей и не хочу объяснять зрителю, почему так, а не так.
Людмила: Смотри, там есть пара сцен, где действительно все раскрывается, это происходит за семейным столом. Семейный ужин как метафора, где между «передайте мне соль» и тому подобное, вечно какой-то скандал происходит. Все сначала мило беседуют, а заканчивается всякий раз каким-то фарсом. Эта бедная сестра всегда какую-то нелепую сцену разыграет, то из-за не того цвета мяса, то из-за дроби, которая ей в еду попала. То есть, понятно, что сейчас наступит идиллия, а идиллии не будет, по вине того или иного персонажа. Но сколько же раз это все показано!? Мы уже все поняли, эти люди не созданы для семейных ужинов, мы видим три-четыре подобных ужина за весь фильм, сколько можно!?
Антон: А вот режиссер говорит, что выбрала форму семейного отдыха совершенно не случайно. Это время, вырванное из жизни, из обычной суеты человеческой, приехав в определенное место они оказываются отключены от всего, от остального мира, самое большое развлечение, которое они себе могут там позволить — это читать книгу.
Людмила: Или сходить на пикник.
Антон: Да. Она говорит, что в этой атмосфере больше всего конфликтные моменты выделяются, в обычной жизни много бы было зажато в себе.
Людмила: Да, действительно, положительный момент фильма, в том, что чувствуешь себя семейным психологом, ты сидишь и видишь через разные мелочи как они на самом деле друг ко другу относятся. Парень, например, хочет работать волонтером в Африке, он хочет, чтобы все было хорошо, сам он такой сочувствующий, такой соболезнующий, он хочет, чтобы женщина, которая им готовит, тоже сидела вместе с ними за столом. Он через это проявляется, хочет всех уровнять, но у него не получится, чтобы всем было хорошо, чтобы все дружили друг с другом, африканские дети с английскими студентами. Он мучительно пытается сделать мир лучше, но когда он пытается усадить за стол прислуживающую женщину, его сестра от этого закатывает глаза. Сестра — женщина, которая сама себя делает, очень самостоятельная и независимая и это ей мешает, потому что она не может быть слабой. У нее словно на лбу проступает надпись — прислуга за столом — никогда! Она всегда едкая, всегда неудобные вопросы задает, в общем, она привыкла все делать самостоятельно и не понимает зачем ее взрослый брат хочет ехать в какую-то Африку, миссионером непонятным. И мама, которая пытается мучительно принять то одну, то другую сторону.
Антон: Хотя мама тоже довольно сложная тетенька.
Людмила: Да, мама очень проявляется в одной сцене, когда со своим другом-живописцем они в разговоре коснулись детей, она восторженно отзывается о том, как хорошо иметь детей, как приятно было с ними в детстве и интересно видеть как они потом вырастают, и вдруг, в следующем кадре, она говорит с своим мужем по телефону и окончательно понимает, что он не присоединится к отдыху всей семьи, она восклицает — я этого не вынесу! То есть дети — это очень круто, но я не смогу их вынести больше ни одного дня! Вот такой человек контраста. Да, есть еще один персонаж — это «муж в телефоне», человек, которого все зазывают, ждут, что они приедет, потому что он, видимо, король - папа, скрепляющий всех.
Антон: И видимо, любят его.
Людмила: Он вот-вот должен приехать и всю эту разношерстную компанию как-то собрать, а он по каким-то причинам не хочет приехать.
Антон: Причем, похоже, он их кормит завтраками — завтра прилечу, послезавтра прилечу.
Людмила: Да, он юлит и, скорее всего не очень-то приятно ему с этими людьми находиться. Основное противоречие в этом фильме между органическим и не органическим. Природа всегда очень красиво показана, органична, в ней все слажено, и она контрастирует с миром этой семьи, где все разлажено, они никак не могут найти общий язык отношения. Все, что должно быть органичным, например, семейный ужин становится не органичным из-за очередного скандала, опять кто-то портит атмосферу. Причем, брат, человек творческий и ранимый, всякий раз переживает — мясо не прожарено — ему почти физически становится больно, опять не получилось! В общем-то никакого хэппи энда не будет..
Антон: ..а скорее всего и не будет!
Людмила: Да. Так они и промучаются весь свой отпуск. Выдохнут и разъедутся в разные стороны. При этом я поймала себя на мысли, что у меня такое тоже бывает. Любить своих родственников проще, когда ты от них далеко находишься, когда вы в разных городах. Твоя любовь проявляется в том, что ты им звонишь по праздникам или просто узнать как дела, но при этом, Слава Богу, вы не встретитесь в одном пространстве, например, на Новый Год и не будете вымучивать из себя темы для разговора. Ведь это же страшно, что любовь такой становится?
Антон: Ну отношения в семье всегда сложные. В этом фильме самый сильный эпизод это, наверное, эпизод с картиной: в самом начале фильма они снимают со стены гостиной картину, потому что она их раздражает своим безвкусием, а поскольку она там висела давно стена выгорела и остается пятно от снятой картины. И вот это пятно, почти невидимое, незримо присутствует на протяжении всего фильма, и в конце, что они делают? Убрав весь дом, они вешают картину на место, таким образом закрывая пустоту, все, они поехали обратно в свою жизнь, они снова завесились. Это сильный образ, это то же самое, что происходит с нами, в наших семьях, в наших отношениях. Отношения в семье он всегда сложнее обычных отношений между людьми.
Людмила: азве не проще просто дырки закрывать подарками разными, вниманием раз в год, чем ежедневно налаживать с кем-то отношения.
Антон: Вот и показано, какие оголенные это отношения.
Людмила: Ну что, каков вердикт? Мы рекомендуем или только для терпеливых?
Антон:  Только не для слабонервных! Интересно, что Мартин Скорсезе, человек, снимающий крайне коммерческое кино …
Людмила: Ну, не крайне коммерческое, а выстроенное кино.
Антон: Ну, хорошо, в любом случае успешное кино, вот этот фильм не имеет никаких шансов на коммерческий успех...
Людмила: Ну, уж фестивальный успех получился, все начали о нем орать. Я думаю, что люди увидели какую-то новую форму, и поняли-не поняли — лучше похвалить!
Антон: Так вот Мартин Скорсезе рекомендует, говорит, что это один из лучших британских фильмов (сам он американец), за 2010 год.
Людмила: Если Скорсезе для вас авторитет, и если у вас есть два часа наблюдать неспешное, бессюжетное повествование..
Антон: ..сюжет-то есть..
Людмила:  ..бессюжетное в том классическом смысле, что без поворота, без экшена, без действия сквозного..
Антон: ..даже не театральное действие..
Людмила: да это вообще что-то невразумительное, то смотрите фильм «Архипелаг» режиссера Джоэнны Хогг.
 

рецензия на фильм режиссер Джоэнны Хогг "Архипелаг" (Archipelago)

рецезия на фильм режиссера Джоэнны Хогг "Выставка" (Exhibition)

kino-mimino
kopimi
обзор  кино

 google +

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Almost Heaven (Почти Рай) режиссер Кэрол Салтер
Самый счастливый день в жизни Олли Мяки (Hymyilevä mies) режиссер Юхо Куосманен
На исходе дня (The Remains of the Day) режиссер Джеймс Айвори
Причастие (Nattvardsgästerna) режиссер Ингмар Бергман
Аритмия (режиссер Борис Хлебников)
Прибытие (Arrival) режиссер Дени Вильнёв
Несколько женщин (Certain Women) режиссер Келли Райхардт
Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Путешествие времени (Voyage of Time: Life's Journey) режиссер Терренс Малик
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Манчестер у моря (Manchester by the Sea) режиссер Кеннет Лонерган
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция