Вся президентская рать (All the President's Men) режиссер Алан Пакула

Вся президентская рать, All the President's Men, 1976, Алан Дж. Пакула, Alan J. Pakula, Дастин Хоффман, Dustin Hoffman, Роберт Редфорд, Robert Redford,  Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть Вся президентская рать, All the President's Men, 1976, Роберт Редфорд, Robert Redford, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть Вся президентская рать, All the President's Men, 1976, Дастин Хоффман, Dustin Hoffman, Раскадровка, кино-мимино, кинолица, kino-mimino, podcast, подкаст, транскрипт, какой фильм посмотреть

 

Алексей: Фильм «Вся президентская рать»! Кокетничая, могу сказать, что фильм на год старше меня.
Людмила: Режиссер Алан Пакула.
Алексей: Фильм очень известен. Мне его рекомендовала Люда, как вариант для обсуждения фильмов о средствах массовой информации и это, как я понимаю, один из легендарных фильмов на эту тему.
Людмила: Именно здесь журналисты показаны таким образом, чтобы было ясно для чего существует журналистика.
Алексей: Фильм довольно продолжительный — 2 часа 18 минут.
Людмила: Хлипкий же пошел зритель!
Алексей: Дело совсем не в этом! По сравнению с «Властелином Колец» - это вообще пустяки! Особенно, если смотреть в режиссерской версии, то может и суток не хватить — сломаешься. Если честно, фильм меня почему-то разочаровал. Сейчас попробую сформулировать причину. Может быть были завышенные ожидания от того, что увижу фильм-легенду. Всегда есть место завышенному тщеславию — что ты станешь чуть-чуть умнее и образованнее.
Людмила: Тут нужна ремарка, чтобы не путать со «Всей Королевской ратью» - фильмом в двух вариантах: старая версия 1949 года и современная версия с Шоном Пеном, название — это аллюзия на этот старый фильм, и тема та же — СМИ и политика, но все-таки это совершенно разные фильмы.
Алексей: Да и сама фраза «Вся королевская рать», хоть у меня и пробелы в образовании, восходит к более классической драматургии.
Людмила: Прежде чем ты углубишься в свое разочарование, я хотела бы дать информацию про фильм...
Алексей: Я как раз хотел сказать, что речь идет о двух журналистах Бобби Вудворде и Карле Бернстайне, которые в 1973 году расследовали Уотергейтский скандал, работая где-то в Вашингтон Пост. Может быть, отчасти благодаря именно их настойчивости все это дело не оказалось затертым и привело к отставке президента Никсона.
Людмила: Конечно, оба журналиста были консультантами фильма.
Алексей: Они фигурируют в авторах сценария.
Людмила: Более того, главная редактор «Вашингтон Пост» очень ревностно относилась к созданию фильма, потому что ее редакция будет показана изнутри, но после выхода фильма она написала благодарственное письмо! Но не режиссеру, а Роберту Редфорду — одному из главных актеров, потому что именно он большей частью стоял за этим проектом, ему принадлежали авторские права на книгу этих журналистов, и собственно, компания «Уорнер Бразерс» согласилась вкладывать деньги с условием, что именно он ответственен за проект и сыграет одну из ролей. Поэтому этот фильм в какой-то степени был выбором Роберта Редфорда, а он, хочу напомнить, человек, который придумал и до сих пор делает фестиваль «Санденс».
Алексей: Теперь пару слов о контексте фильма: Уотергейтский скандал, наверное самый крупный и знаменитый политический скандал в США, связанный с отставкой президента США Ричарда Никсона в 1974 году. За четыре месяца до президентских выборов 1972 года в штаб-квартире демократов были обнаружены подслушивающие устройства - выходит, что действующий президент-республиканец, пользуясь своими полномочиями шпионил за своими политическими конкурентами. Для нашей страны все это выглядит крайне наивно; если бы нашим понадобилось и не на то бы пошли, если партия прикажет. Однако в то время этот скандал приобрел большое значение: он происходил на фоне студенческих антивоенных волнений, на фоне движения хиппи и он явился громадным ударом по мечте об американской демократии. В то время все выглядело очень серьезно. Это сейчас выглядит наивно. Лично мне серьезная реакция на обнаружение прослушивающих устройств не просто наивна, но и смешна.
Людмила: Но тогда еще существовала свобода личного пространства.
Алексей: Да. Для самоощущения американцев это был удар.
Людмила: Это значит, что нет никаких свобод.
Алексей: Нет не значит. Это значило, что мечта об американской демократии оказалась не такой розовой и пушистой как хотелось. Опять же, нам после нашей перестройки все это может показаться чепухой. Мы давно уже на все смотрим с циничной усмешечкой, но для американцев не так. Они восприняли этот скандал как серьезное событие своей истории и я думаю, что популярность фильма связана именно с этим, со значимостью события. Откровенно говоря, какой-то высокой художественной ценности фильма я не увидел.
Людмила: Я бы хотела сказать, что режиссер Алан Пакула тоже не лыком шит, ему принадлежит фильм номер один по силе воздействия на зрителя - это «Выбор Софи» с Мерил Стрип, о войне, лагерях, пленных и так далее.
Алексей: Фильм жуткий.
Людмила: Жуткий. Но тоже спорят о художественных достоинствах.
Алексей: Жуткий не в смысле качества, а в смысле темы, о которой там говорится.
Людмила: Спор тот же: в чем достоинство фильма? В игре актрисы и поставленной теме или есть художественные достоинства в самой режиссерской работе Пакулы?
Алексей: Не помню точно играл ли и там тоже Дастин Хофман?
Людмила: Я тоже давно смотрела.
Алексей: Остается очень сильное впечатление именно от сюжета, у меня, пожалуй, такие же ощущения были только после трилогии Эли Визеля «Ночь; Рассвет; День» - тоже о подростке из концлагеря.
Людмила: Вернемся к нашему фильму: разве он не дает ощущения, что журналисты победили систему? Что их работа — это охота за фактами, честность и принципиальность?
Алексей: На мой взгляд, в современных фильмах, даже средненького пошиба, это делают лучше. Из чего состоит сюжет? Два журналиста: один помоложе, другой опытнее ухватились за некие факты; им показалось подозрительным, что в установке прослушивающих устройств участвуют кубинцы и отставные црушники. Цепляясь буквально за крупинки информации, они поэтапно докапываются до всех участников сговора и направляются в самое логово. Но откровенно говоря, все это начинает утомлять, с точки зрения зрителя. Наверное, если охота посмотреть на то, как работали журналисты, на отображение профессиональной журналистской деятельности — то показано правдоподобно.
Людмила: Ну смотри: во время допросов, спецслужбы пользуются и силой и давлением, а журналистам добыть информацию намного сложнее. У следователя есть подручные средства, а журналисту остается приложить максимум аналитических и психологичесих усилий.
Алексей:  Теоретически это так, но фильме этого не ощущается. Понятно, что в жизни, наверное это выглядит еще менее драматично, но для того и снимается кино, чтобы раскрыть внутренний драматизм наружу. Характеры героев, на мой взгляд остаются плоскими, хотя это отличные актеры, и Хофман, и Редфорд. Все-таки фильмы — это большей частью истории о людях...
Людмила: Конечно.
Алексей: Не о событиях, а о людях. А здесь людей практически не видно. Ты, как специалист по сценарному мастерству, должна подтвердить, что любая история подразумевает, что с главными лицами должны будут произойти какие-либо изменения. Таким же образом, мы можем определять главную фабулу любого произведения: исследуя изменения, которые происходят с главными героями? Что происходит у них внутри? Здесь же, не ясно, что с ними. Какими они были в начале не внятными, такими и остались, не видно в них особого ощущения миссии, скорее они просто пытаются хорошо сделать свое дело. Да, есть в них некий азарт, но ничего особого с ними не происходит. Я уж не говорю о том, что какая-либо их личная жизнь: кто они и что из себя представляют вообще отсутствует.
Людмила: Может, прежде всего, хотели показать дело.
Алексей: Я не знаю, но меня не впечатлило. Если бы я был профессиональным журналистом, новостником в газете и посмотрел этот фильм профессиональным взглядом, может быть, мне было бы интересно. А на моем месте, мне ничего не показалось интересным. Помнишь, мы с тобой недавно обсуждали фильм про последнее интервью Никсона? 
Людмила: «Фрост против Никсона».
Алексей: Ну вот он, по сравнению со «Всей президентской ратью» просто блокбастер! Может быть он, действительно наводит на какие-либо размышления, хотя тоже все довольно смазано.
Людмила: Не знаю. Может быть режиссеры хотели посмотреть на события семидесятых, на то, как все это происходило. Потому что, тогда демократия висела на волоске...
Алексей: Ага, давай, защищай, защищай!
Людмила: Все во что они верили, в 70-ых висело на волоске! И, конечно, они хотят, воспроизвести и посмотреть на тех людей и те события, которые были. Ведь все произошло почти случайно, никто не ставил своей целью расследование чего-либо. Просто два человека зацепились за то, что их насторожило... и начали распутывать.
Алексей: Понятно, что они не знали к каким выводам придут.
Людмила: Представь, что перед твоими глазами разворачиваются некие масштабные и важные для тебя события...
Алексей: Мы сочувствуем истории, когда видим людей. Здесь, я людей не видел: ни самих журналистов, ни тех участников событий, с которыми они разговаривали. В недавно мною просмотренном документальном фильме ВВС о восхождении Гитлера к власти, мне кажется, драматизма на порядок больше, чем в этом художественном. Может быть я придираюсь. Плосковатый. Новых фактов я тоже не узнал. Я увидел, как все происходило и у меня осталась от всего этого одна скромная мысль — завидно, что там журналисты — это действительно четвертая власть. С ними считаются, их боятся, они способны нанести удар по популярному президенту так как он совершил правонарушение. Против них ФБР, главный прокурор и действующий президент со своей администрацией, но они победили. И ты понимаешь, что их система устойчива, благодаря именно тому, что можно нанести удар по тем, кто находится у власти. Я не идеализирую, но у нас, в постсоветской России, их давно бы уже закатали в асфальт.
Людмила: То, что они делали в фильме называется журналистским расследованием, так вот этого в современных СМИ больше нет.
Алексей: В наших. Я не знаю как у них.
Людмила: Да. Раньше журналистские расследования были, к примеру, в «Совершенно секретно», но затем газета превратилась в невесть что. А теперь сам вид такой журналистики исчез. Сейчас журналист, делающий статью вообще не выходит из офиса; живое интервью отсутствует - по телефону проще, телефонный комментарий добыть легче. Все статьи делаются методом копипаст (сopy-paste ) из разных других источников.
Алексей: Нужно отдать должное журналистам, которые писали сценарий для этого фильма, они не показали себя ни героями, ни подлыми копателями, а именно людьми, делающими свою работу с азартом. И ты понимаешь, что для того, чтобы существовала настоящая журналистика, нужны не то чтобы какие-то рыцари без страха и упрека, хотя изредка и они должны быть. Но скорее, должна быть определенная система в которой это возможно; общество, способное к самокритике, зрелость представителей самой высшей власти страны, способных признать свои промахи. Без такого самокритичного взгляда, мне кажется ни одно общество и ни одна система не может быть устойчивой. В фильме мы этот процесс наблюдаем. И что поражает меня, как российского зрителя, что два хлюпиньких журналистика закатывают президента могущественной страны. Вот это вызывает подлинное уважение.
Людмила: Плюс дотошность по поводу фактов. Настоящая охота за фактами. Факт становится одной из важных составляющих процесса.
Алексей: Да, их главный редактор твердит весь фильм «Мне мало фактов! Мне мало фактов!» И охотясь за фактами, они не то, чтобы соревнуются, а испытывают позиции друг друга «Вот ты это говоришь, а достаточно ли у тебя фактов?», «А есть ли у нас факты?» и т. п. Понятно, что дело серьезное и нужно сделать все монументально. Может быть в журналистике, эти два парня своеобразные герои профессии; не потому что обладали уникальными качествами, а потому что, оказавшись в нужное время в нужном месте, хорошо сделали свою работу.

 

 

kino-mimino
kopimi
раскадровка

 

 

 

 

 

 

 

google + kino-mimino

 

 

 

Обсуждение фильмов в программе "Раскадровка"

Несколько женщин (Certain Women) режиссер Келли Райхардт
Оно (It) режиссер Андрес Мускетти
Путешествие времени (Voyage of Time: Life's Journey) режиссер Терренс Малик
Твое имя (Kimi no na wa.) режиссер Макото Синкай
Манчестер у моря (Manchester by the Sea) режиссер Кеннет Лонерган
Лев (Lion) режиссер Гарт Дэвис
В тени (Under the Shadow) режиссер Бабак Анвари
Патерсон (Paterson) режиссер Джим Джармуш
Сьераневада (Sieranevada) режиссер Кристи Пую
Тони Эрдманн (Toni Erdmann) режиссер Марен Аде
Анимированная жизнь (Life, Animated) режиссер Роджер Росс Уильямс
Машина времени Сэма Клемке (Sam Klemke's Time Machine) режиссер Мэттью Бэйт
Мачеха Саманишвили (Эльдар Шенгелая)
Помнить (Remember) режиссер Атом Эгоян
Побег из Шоушенка (The Shawshank Redemption) режиссер Фрэнк Дарабонт
Ночные движения (Night Moves) режиссер Келли Райхардт
Лурд (Lourdes) режиссер Джессика Хауснер
Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына (режиссер Андрей Кончаловский)
Всё ещё Элис (Still Alice) режиссеры Уэстмоленд и Глацер
Соль Земли (The Salt of the Earth) режиссер Вим Вендерс
Стрингер (Nightcrawler) режиссер Дэн Гилрой
Под электрическими облаками (режиссер Алексей Герман мл.)
Мечты Дзиро о суши (Jiro Dreams of Sushi) режиссер Дэвид Гелб
Остановившаяся жизнь (Still Life) Уберто Пазолини
Безмолвный свет (Stellet Licht) режиссер Карлос Рейгадас
Сломленные (Broken) режиссер Руфус Норрис
Ланчбокс (Dabba) режиссер Ритеш Батра
Голгофа (Calvary) режиссер Джон Майкл МакДона
Станция
Короткий срок 12 (Short Term 12) режиссер Дестин Креттон
Лего. Фильм (The Lego Movie) режиссеры Фил Лорд и Кристофер Миллер
Кровный брат (Blood Brother) режиссер Стив Хувер
Великая красота (La grande bellezza) режиссер Паоло Соррентино
Трудно быть Богом (режиссер Алексей Герман)