127 Hours

Дэнни Бойл, 127 часов, Danny Boyle, 127 Hours, кинолица

Дэнни Бойл про инстинкт самосохранения и 127 часов



 

- Если бы этот фильм, основанный на реальной истории  Арона Ралстона, человека, который застрял в скалах и был вынужден отрезать себе руку, снял неизвестный нам режиссер, захотели бы мы пойти смотреть на это? Идя на фильм, и зная, что мне предстоит нелегких полтора часа, которые, в конце концов, обязательно приведут к тяжелому моменту, мне нужно действительно доверять режиссеру.
- Спасибо, конечно. Это одна из тех незабываемых историй, которые остаются в памяти людей. История настолько непростая и страшная, что казалось бы, зачем ее снимать, кто захочет на это смотреть. Но я так никогда не считал, я думаю, что это легкий фильм, который может увидеть каждый, как историю о любом из нас. Речь совсем не об одержимых альпинистах из западных штатов Америки, а обо всех нас. Во время просмотра первый вопрос многих: а смог бы я сам сделать такое?
- Что вы имеете ввиду, отрезать себе руку, чтобы спасти свою жизнь?
- Я так думаю, что каждый из нас смог бы сделать это. Может быть не так уверенно и искусно, как Арон Ралстон, но мы бы это сделали, потому что в животном мире такое происходит часто, когда они пытаются вырваться из капкана. Выживание заложено в нашей природе. И второй важный момент, касается того, что это история про человека-одиночку, который выбирается в горы, чтобы в особых условиях почувствовать свою индивидуальность. Он стопроцентный американец, от совершенно независим и самодостаточен, он ставит перед собой цели и достигает их, он увлечен позитивизмом и подобными ценностями и ничего из этого ему не помогает. А спасительной для него оказывается связь с людьми, с самыми различными, со знакомыми и незнакомыми - именно отношения с людьми дают толчок инстинкту самосохранения. И это то, чего не понимают люди, говорящие о том, что инстинкт самосохранения зависит от индивидуальности человека. Он выражается через индивидуальность человека, но в основе его лежат отношения с другими людьми. Иначе не было бы смысла.

- Если бы этот фильм, основанный на реальной истории  Арона Ралстона, человека, который застрял в скалах и был вынужден отрезать себе руку, снял неизвестный нам режиссер, захотели бы мы пойти смотреть на это? Мне нужно действительно доверять режиссеру, раз уж я иду на фильм, зная, что мне предстоит нелегких полтора часа, которые, в конце концов, обязательно приведут к тяжелому моменту. 

- Спасибо, конечно. Это одна из тех незабываемых историй, которые остаются в памяти людей. История настолько непростая и страшная, что казалось бы, зачем ее снимать, кто захочет на это смотреть. Но я так никогда не считал, я думаю, что это легкий фильм, который может увидеть каждый, как историю о любом из нас. Речь совсем не об одержимых альпинистах из западных штатов Америки, а обо всех нас. Во время просмотра первый вопрос многих: а смог бы я сам сделать такое?

- Вы имеете ввиду, отрезать себе руку, чтобы спасти свою жизнь?

- Я так думаю, что каждый из нас смог бы сделать это. Может быть не так уверенно и искусно, как Арон Ралстон, но мы бы это сделали, потому что в животном мире такое происходит часто, когда они пытаются вырваться из капкана. Выживание заложено в нашей природе. И второй важный момент, касается того, что это история про человека-одиночку, который выбирается в горы, чтобы в особых условиях почувствовать свою индивидуальность. Он стопроцентный американец, от совершенно независим и самодостаточен, он ставит перед собой цели и достигает их, он увлечен позитивизмом и подобными ценностями и ничего из этого ему не помогает. А спасительной для него оказывается связь с людьми, с самыми различными, со знакомыми и незнакомыми - именно отношения с людьми дают толчок инстинкту самосохранения. И это то, чего не понимают люди, говорящие о том, что инстинкт самосохранения зависит от индивидуальности человека. Он выражается через индивидуальность человека, но в основе его лежат отношения с другими людьми. Иначе не было бы смысла.

Simon Beaufoy, Саймон Бофой, 127 часов, , 127 Hours, кинолицаСаймон Бофой про железную хватку и 127 часов



 

 

- Нашей задачей в фильме было заставить аудиторию захотеть, чтобы главный герой отрезал наконец, себе руку и освободился, поскольку весь фильм наполнен атмосферой клаустрофобии и напряжения. К нашему удивлению, на предварительном просмотре в небольшой аудитории в Нью-Иорке, люди действительно стали аплодировать в тот момент когда парень отрезал себе руку, и это очень американская реакция - радоваться освобождению любой ценой. Мы хотели достичь именно этого, чтобы главный акцент был не на ужасе этой ситуации, а на выходе из нее. Это совсем не конец истории главного героя, а удивительным образом, только ее начал.

еще про 127 часов                                         backtofaces_2